ВЕРНОСТЬ - FIDELITY № 92 - 2007

SEPTEMBER/СЕНТЯБРЬ 10

С удовлетворением сообщаем, что в этом номере журнала “ВЕРНОСТЬ” помещены статьи на английском и русском языках.

The Editorial Board is glad to inform our Readers that this issue of “FIDELITY” has articles in English, and Russian Languages.

CONTENTS - ОГЛАВЛЕНИЕ

   1.  ОШИБКИ МОНАРХИИ.  Митрополит Антоний

   2.  ДОЛЖНЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МЕЖДУ ЦАРЕМ И ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКОВЬЮ.  Митрополит Антоний

   3 МОЛИТВААлександр Б.

   4.  ТОРГОВЦЫ  В  РЯСАХ.  Г.М. Солдатов

   5.  ПСАЛОМ.   П. Котлов-Бондаренко

6.  ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ АТАМАНА СЕМЕНОВА.  Вадим Соцков,

7ТЕРРОРИЗМ НА КОСОВО И МЕТОХИИ И ЕГО РАСПРОСТРАНЕНИЕ НА СОСЕДНИЕ ГОСУДАРСТВА. О.В. Валецкий

8.   THE PAPACY AND ITS UNHOLY STATE: A Worldwide  W a k e - u p   C a l l  to Orthodox Leaders

9.   ON  ORTHODOX  AND ROMAN  UNITY G.M. Soldatow

10  АНАЛИЗ ДОГМАТИЧЕСКИХ И ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ВТОРОГО ВАТИКАНСКОГО СОБОРА     Федоров С.  ТДС

11.  ЦЕЗАРЕ – ПАПИЗМ.   И. Карпатский

12.  WAS  APOSTLE  PETER  THE  FIRST  POPE?

13.  WAS PETER EVER BISHOP OF ROME?

14.  ПРАВО, СЛАВНО!   Валерия Новодворская

15НАМ СООБЩИЛИ WE WERE INFORMED:

 

ОШИБКИ  МОНАРХИИ.

Митрополит Антоний  (Продолжение см. № 89-91)

Владыка Антоний, признавая монархию единственным возможным строем русской государственной жизни, в тоже время указывал на те исторические ошибки, которые были допущены в русской жизни и которые способствовали торжеству революции. Главнейшей из этих ошибок, по разъяснению владыки Антония, это было упразднение Патриаршества при Петре I и вызванные им последствия – прекращение созыва Поместных Соборов Русской Церкви, почти полное отсутствие деятельного общения Русской Церкви с другими Автокефальными Православными Церквами, упадок миссионерского дела Русской Церкви в отношении восточных народностей в самой России и восточных народов вне России, углубление старообрядческого раскола, схоластическое направление русской богословской науки, отход от Православной Церкви русской интеллигенции и другие особенности русской жизни после Петровского периода, приведшие к революции.

Однако владыка Антоний считал эти недочеты русской жизни поправимыми при наличности русской православной монархии и при восстановлении патриаршества.

В своем письме к П.Н. Краснову в связи с признанием владыкой Великого Князя Кирилла Владимировича российским Императором, владыка Антоний писал:

«Приходилось мне печатать о том, что бедствия, постигшие Династию и Россию, явились Божиим отмщением за ее посягновения на Церковь, завершившаяся безумным провозглашением Царя главою Церкви в 1797 году. Тогда Господь, как перед Всемирным потопом сказал вторично в Себе: не вечно духу Моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет; и вот Я наведу на землю потоп водный, чтобы истребить всякую плоть, в которой есть дух жизни под небесами. Все, что есть на земле, лишится жизни» (Быт. 6, 3, 17). Так ровно через 120 лет после 1797 года наступила всеуничтожающая большевистская революция. Все это предвидел патриарх Никон и английский ученый Пальмер в своем шести томном труде о патриархе Никоне. «Но с тобою, - продолжает Господь Свое откровение Ною, - Я поставлю завет Мой, и войдете в ковчег ты и сыновья твои, и жена твоя и жены сынов твоих с тобою» (ст. 18) Да будет семья нашего нового Царя таким ковчегом, который сохранит жизнь Ея для народа после потопа революции. Я лично в этот ковчег не войду: моя смерть за плечами, но как Моисей умер с покорностью воле Божией, утешенный созерцанием обетованной земли и высшей горы Нево перед своей смертью, так и я радостно умру, если увижу уже начавшееся спасение русской Церкви, русского народа».

В другом случае, в своей речи, по случаю 25-летия бракосочетания Государя Кирилла Владимировича и Государыни Виктории Феодоровны владыка говорил так:

«Всем известно, что наша высшая иерархия была очень удалена от Высочайшего Двора, она только в лице двух митрополитов появлялась при Дворе на Рождество и на Пасху, причем дело ограничивалось официальным поздравлением Высочайших Особ. Так было при Императоре Николае I, так было при Императоре Александре II, но, что еще удивительнее, так было и при Александре III. Я лично впервые удостоился представляться Государю Николаю II, в 1906 г., через 9 лет после рукоположения меня в Епископы, при этом Государь сказал мне с улыбкой и укоризной: «Мы, кажется, видимся с вами первый раз». Победоносцев, который вообще твердо отстаивал православные основы русской жизни, почему-то не сочувствовал появлению иерархов при Дворе».

В том же письме П.Н. Краснову владыка Антоний объяснил, почему Церковь так нуждается в поддержке Царской властью.

«В одном я должен признаться (или похвалиться), я убедился в том, что наше русское духовенство (духовенство не Церковь) неспособно вести церковные дела без поддержки со стороны Трона. Вот этого я не думал до начала революции, но воображал, что освобождением от  царского попече6ния Церковь, через своих духовных пастырей может поддерживать авторитет святой веры. С 1917 г. я вижу, что этого нет. Двухсотлетнее рабство иерархии и духовенства принизило их волю и их убежденность настолько, что им необходима, стала опора государства, чтобы не превратиться Церкви в небольшую секту добровольных мучеников среди огромной массы предателей, обманщиков, сребролюбцев, льстецов и клеветников. Конечно, эта «секта» осталась бы единою, святою, соборною и апостольскою Церковью, но три четверти людей отпали бы от нее».

* * *

ДОЛЖНЫЕ  ВЗАИМООТНОШЕНИЯ  МЕЖДУ  ЦАРЕМ  И ПРАВОСЛАВНОЙ  ЦЕРКОВЬЮ.

Владыкой Антонием был разработан проект для установления норм взаимоотношений между Самодержавцем и церковной властью и этот проект был изложен в следующих пунктах.

1)     В Российском Государстве, как государстве христианском и православном, Православная вера есть первенствующая и господствующая.

2)     2) Император Всероссийский почитает себя верным сыном Православной Церкви и не может исповедывать никакой иной веры, кроме Православной.

3)     Император Всероссийский, яко Православный Государь, есть Верховный защитник Православной Церкви и охранитель ее веры и всякого в Церкви святой благочиния.

4)     Император Всероссийский, как глава русского православного народа, считается защитником и покровителем всех православных христиан во вселенной и имеет попечение об их нуждах.

5)     Император Всероссийский, в ближайшее время по восшествии на прародительский Престол, сподобляется, по обычаю древних христианских государей и Боговенчанных Его предков, Священного Миропомазания по древнему чину Православной Церкви.

6)     По установленному при Царе Алексее Михайловиче чину, должно совершаться поминовение Его Императорского Величества и Его Августейшей Семьи на богослужении, а равно и погребении умирающих Высочайших Особ.

7)     Порядок избрания Патриарха будет установлен в России Императором совместно с Архиерейским Собором в согласии с древним обычаем. Император об избрании Патриарха оповещает Высочайшим Манифестом, награждает Патриарха орденом Андрея Первозванного и жалует ему полное патриаршее облачение.

8)     Православные иерархи, начиная с Патриарха, должны быть верноподданными Российского Императора.

9)     Епископы не могут умалять чести Императора. В противном же случае они подлежат ответственности по правилам Карфагенского и иных Соборов.

10)Православная Церковь в России в учении веры и нравственности, богослужения, внутренней церковной дисциплины и сношениях с другими Автокефальными Церквами независима от государственной власти и, руководясь заповедями Божьими и своими догматико-каноническими началами, пользуется в делах церковного законодательства, управления и суда, правами самоопределения и самоуправления. Все акты и определения Церковной Власти, в пределах, в сей статье указанных, имеют законную силу.

11) Дела церковно-государственные, требующие издания нового закона, дополнения, изменения или отмены существующего закона, а также новых или дополнительных от казны ассигнований, разрешаются по соглашению с государственной властью.

12) Патриарх имеет непосредственное сношение по делам Церкви с Императором. С высшими государственными установлениями Патриарх сносится через Референдария. Референдарий избирается Патриархом и утверждается Императором, после чего Патриарх совершает над ним хиротесию. Патриарх имеет древнее право печалования перед Государем Императором за всех опальных, заключенных и невинно страждущих.

13) Император сносится и объявляет свою волю Патриарху чрез своего личного представителя, несменяемого при смене кабинетов.

14) Император обращается к Патриарху по делам государственным в форме – «повелеваю», а по делам церковным «сыновне прошу». Патриарх обращается к Императору в форме – «всеподданейших докладов» по делам государственным, а по церковным почтительно извещает.

15) К Всероссийскому Священному Архиерейскому Собору Император, если пожелает обратиться непосредственно, то пишет по делам церковным – «сыновне прошу». К Императору Собор обращается в форме – «всеподданнейших просьб».

16) В Российском Государстве, все, не принадлежащие к Православной вере подданные, природные и в подданство принятые, также иностранцы временно в России пребывающие, пользуются каждый повсеместно свободным отправлением их веры и богослужения по обрядам оной, а также правом проповеди, в частных или особо к тому установленных зданиях.

Примечание. Свобода вероисповедания не распространяется на лиц, исповедующих учения явно безнравственные или антигосударственные.

17) Свобода вероисповедания присвоятся не только христианам инославных исповеданий, но и всем иноверцам: да все народы в России пребывающие, возносят молитвы разными языками по закону и исповеданию праотцев своих, благословляя царствования Российских Монархов, моля Творца вселенной об умножении благоденствия и укрепления силы Империи.

Примечание: Все инославные и иноверные религии, коим присвоятся      свобода вероисповедания, будут своевременно указаны в особом перечне.

18) Лица, не исповедующие никакой религии или принадлежащие к религиям, государством не признанным, подвергаются некоторым ограничениям в государственных законах указанным, но, во всяком случае, они лишаются права вступать в церковный брак с православными христианами и не могут занимать должности по военному; гражданскому и судебному ведомству, а также педагогические.

В пояснение к этому Положению владыка Антоний писал:

«Мы неоднократно сетовали в печати на царский деспотизм и произвол в церковной жизни, но и указывали на то, что такая зависимость церковной жизни от Самодержавца далеко не так унизительна и не так сильна, как при конституциях разного рода и тем менее при республиканских, когда высшая церковная власть находится в полном рабстве у 1) министра духовных дел, 2) у совета министров, 3) у парламента и 4) все-таки монарха. Затруднения помимо злой воли и враждебности к религии со стороны светской власти заключается еще в трудности самой задачи, самой проблемы об отношении церковной власти к государственной. Об этом написаны целые книги еще со времен Златоуста, но воспроизводить эти исследования и программы в историко-каноническом смысле мы не будем, а ограничимся проведением нашей краткой формулировки в восемнадцати параграфах, составленных по поручению представителя прежней государственной власти.

Правда, помянутое затруднение о разделении властей в этом проекте не вполне устранено. Собственно затруднение это двояко-одно, пожалуй, устранено в проекте -  о способе назначения главы Церкви, т.е. Патриарха, но не устранено второе – об утверждении дел, касающихся одновременно и церковной и государственной жизни, здесь определенное разграничение в законодательном акте или проекте едва ли возможно, ибо навсегда останется неразрешенным вопрос о том, к какого рода делам должно относить некоторые вопросы, связанные с церковной и государственной жизнью, например, о преподавании Закона Божия в светской школе, о содержании духовенства и т.п.

Правильное разрешение таких вопросов зависит от добросовестного отношения к ним обеих властей и в частности от того, согласны ли они следовать слову Апостола Павла: «друг друга честью большя творяща». Конечно, за уступчивостью представителя Церкви дело не станет, и никогда у нас не стояло, но ведь это не разрешение вопроса. Справедливо писал И.С. Аксаков (+ 1887) что наши высшие иерархи возбуждали огорчение и даже негодование не попыткой к расширению своей власти в государстве (как, например, католики), а беспрекословной уступчивостью подчас существо ванным правам и требованиям церковного права и церковной пользы.

В вышеизложенном проекте, хотя не, безусловно, что невозможно (но, по крайней мере, по возможности) устанавливаются нормы взаимоотношений между Самодержцем и церковной властью».

(Продолжение следует)

* * *

                                                        МОЛИТВА

                                                                                        Александр Б.

 

                                                                Святый отче Серафиме,

                                                                Ты нам помоги.

                                                                Нас убогих в Третьем Риме

                                                                Ты убереги.

                                                                            Мир души и Свет Небесный

                                                                            Ты нам ниспосли,

                                                                            Чтоб мы снова днем воскресным

                                                                            В Божiй Храм пошли.

                                                                Нас недужных, неключимых,

                                                                Отче, не остави,

                                                                И Даров Святых незримых

                                                                Нас стяжать направи!

* * *

ТОРГОВЦЫ   В   РЯСАХ.

Г.М. Солдатов

Положение многих верующих в зарубежье, не согласившихся быть членами МП, можно сравнить с людьми, оказавшимися на улице, не имеющей выхода – т.е. пришедших к тупику и смотрящих на стену, не зная, что делать. Но перед людьми имеется выбор – стоять на месте,  предаваясь отчаянию или вернувшись искать другой путь по намеченному Обществом Блаженнейшего Митрополита Антония борьбы против МП и неокоммунизма на Родине.

Не следует предаваться отчаянию!  МП не имеет крепких и высоких стен и только «как  высокая ограда в его воображении» (Прит. 18, 11).  Так же как и коммунизм, находясь за железным занавесом, не мог победить Божью Правду, которая проникала в самые отдаленные места России,  так и теперь,  при неокоммунизме,  не удастся,  как бы правительство и митрополитбюро не старались скрыть правду,  и ввести русских людей  в духовный и политический обман.  Их затея не удастся! Подписав унию только с одной из частей Зарубежной Церкви, патриархия в лице ее руководства,  в похмелье тешила себя  телячьей радостью,  что «гражданская война» окончена, белой эмиграции более не существует, и из-за границы не будут как прежде раздаваться голоса с критикой.

В эмиграции  теперь уже внуки и правнуки покинувших Родину, но большинство остается русскими и православными с сознанием к чему это их обязывает: как сказал генерал Глазенап «смысл нашего нахождения за пределами России – оказание помощи ей в ее борьбе против коммунизма… Сейчас же одна цель борьбы под лозунгом – «За Веру и верность России». Поэтому как бы не изощрялись провокаторы в рясах, стараясь унизить русских за границей,  давая им эпитеты «динозавров» и т.д.,  но каждое новое поколение русских за границей,  знает, что они православные и что «в нас кровь богатырей, и дело наше право! Сумеем честь мы отстоять,  иль умереть со славой!» Итак, русских ничего не страшит кроме потери Божьей любви.

Но,  настал момент отрезвления,  и руководство патриархии  видит свою ошибку в расчетах, ибо Зарубежная Русь, как и прежде,  готова быть  на защите духовных и культурных ценностей России. Зарубежная Россия не пойдет на компромиссы,  как не шла и Добровольческая Армия! Как и раньше, так и теперь,  идут на соглашение с темными силами,  только слабые духом,  соблазненные или шантажированные. Просоветские члены правительства и руководства патриархией,  меряют русских в зарубежье по своему личному мерилу. Поэтому, стараясь привлечь на свою сторону возможно полезных для их планов людей,  им предлагаются  поездки «на родину» по удешевленной цене, приглашения на различные конференции «соотечественников», на праздники в консулаты и посольства, дешевая покупка дома «на родине» и т.д. Тем, кто в эмиграции занимается писательством,  делаются привлекательные предложения публикации книг или статей в прессе РФ.  Те, кто недоумевает, почему проявляется такой большой интерес к некоторым эмигрантам,  объяснение простое – страх.   В СССР власти опасались даже одиночного оппонента или критика, а МП страшится верующего не находящегося в МП. Как КГБ, так и духовные власти в СССР старались заставить замолкнуть «врага» (часто мнимого) или даже физически его уничтожить.  Даже одинокий эмигрант может коммунистам и эмпешникам портить спокойные сны. А вдруг этот «динозавр» занимается агитацией или пишет статью,  против правительства РФ или МП?

КГБ-МП отправляя в Зарубежную Русь чиновников  - «духовенство» и профессиональных провокаторов,  вероятно, добьется, что некоторые жители в свободных странах пойдут в катакомбы. Да! В катакомбы, поскольку, обладая опытом употребления провокаций,  КГБ применит против критиков неосновательные обвинения, вымогательства, и бесконечные суды. Самые стойкие верующие  сознают, что следовать за Спасителем в Царствие Божие не легко, поскольку диавол будет им препятствовать. Соблазнитель будет отвлекать от Бога, затемнять умы, смущать сердца и в этом сатане будут помогать не только МП,  но и добровольцы – «униаты», и неизвестные в эмиграции организации и лица.

Как нам сообщили,  на Родине многие уже ожидают возвращение сталинско-хрущевских преследований православных и усиление борьбы против свободы слова. Верующие  известили нас, что они приготовились скрыться в катакомбы в надежде, что мы в свободных странах не забудем о них,  и будем не только молиться «о страждущем русском народе», но и сообщать о преследованиях. «Мне не страшно пострадать и быть сосланной или даже убитой», пишет нам одна корреспондентка, «ибо я и другие верующие готовы пострадать за Христа». А другой верующий написал: «мы уже подготовились и у нас имеется тайно рукоположенный священник, в случае ареста о. И..»,  а из Сибири нам написали: «у нас,  неизвестно откуда пришедших к нам сектантов,  не преследуют, а нашу церковь забрала МП, объявив нас «сектантами»!

Верующие Зарубежной Руси,  не желают иметь ничего общего с митрополит-бюро и советским патриархом, в виду их отхождения от Православного вероучения и морального поведения архиереев. Мы сознаем что, к сожалению и у нас разочарование иерархами и членами комиссии по «сближению», и согласившимися на унию с патриархией.

Оказалось,  что у патриарших и зарубежных архиереев и некоторых протоиереев, много общего,  в том числе сочетание пастырства и интерес к торговле,  и наслаждению в земной жизни.  Одни занялись продажей спиртных напитков и табака, другие банковскими операциями, редкоземельными металлами и недвижимым имуществом.

Для жителей Зарубежной Руси,  совершенно непостижимо,  как так случилось,  что в течение десятилетий их духовные пастыри,  были скромными, нестяжательными, следовавшими Православному учению, а теперь они подражают,   и даже обогнали в своем поведении тех,  против кого предупреждало Св. Писание. Откуда пришли в Зарубежную Русь эти новые священники и архиереи? Верующие удивляются тому, что эти же духовные лица,  еще несколько лет тому назад,  высказывались в печати и устно против МП, и вдруг как будто бы кто-то,  повернул выключатель они с пеной у рта, начали защищать патриархию, при этом обвиняя своих бывших Первоиерархов.  Эти же духовные лица начали накладывать на верующих  епитимьи  за их отказ признавать унию.

Но,  к финансовым делам не все сотрудники Синода(Л) были допущены, некоторые по своим способностям не подходили к большому делу и их оставили за бортом.  Обидевшись на своих прежних друзей,  они, все же заразившись духом стяжательства, строя мелкие планы ринулись в образовавшееся ВВЦУ, где можно будет «организовать производство свеч», теснение крестиков, печатание иконок и т.д.  У верующих, слышащих такие планы,  появляется чувство удивления, так как в это же время они видят духовенство и мирян, которые оставались под омофором  с покойным Митрополитом Виталием, а теперь находятся с Епископом Владимиром. От этих духовных лиц верующие слышат в утешение, что не следует впадать в отчаяние, так как можно будет построить другие храмы, приобрести все необходимое для богослужений. Пускай отберут все – но у нас останется самое главное -  не запятнутое каноническое Православие. А те, кто пошел на унию с МП – могут, покаявшись  в измене вернуться к истинной Церкви.

У многих верующих надежда на то, что прошло уже достаточно времени увидеть,  в каком положении оказались те, кто не согласен на унию с МП и части Русской Церкви,   возглавляемые Архиепископом Тихоном, Агафангелом и Владимиром объединившись, организуют Синод, соберут Собор и восстановят церковную жизнь. К объединению частей бывшей еще недавно единой РПЦЗ,  призвал Владыка Тихон,  и его поддержали, предложив посредничество Синоды старостильных  Греческой, Румынской и Болгарской Церквей.

Как указал Академик В.О. Ключевский: «Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на временно покинутую им прямую историческую дорогу». Русь, руководимая интернациональной бандой, шла не по Божьему пути,  и мы верим,  что в будущем народ сознает, что ему не по пути также и с современными правителями РФ,  ибо на самом деле идеологической  разницы между коммунистами Жириновским и  президентом Путиным нет. Как один, так и другой мало интересуются Святой Русью.

За почти 90 лет наша Родина претерпела страшные гонения на Православие,  и в результате новомученики были в Зарубежной Руси прославлены. МП должна была уступить верующим на родине и объявила, что она также признает некоторых замученных достойными быть включенными к лику святых. Но прославление новомучеников и Царской семьи заслуга Зарубежной Церкви и  ее Первоиерарха Митрополита Филарета.

На Святой Руси, верующие готовы страдать за Христа, а готовы ли мы, будучи в свободных странах -  лишь отказаться от удобств и благ? Готовы ли мы, к тому, что  поскольку те, кто пошли на унию с МП, отнявши у нас храмы, вынуждают нас возможности регулярно посещать церковь и принимать Св. Таинства?  Готовы ли мы также доказать свою любовь и верность Христу,  или мы окажемся только Православными по имени?  Это должен каждый решить в отдельности – идти и молиться с изменниками Православия или к бедным, преследуемым, но верным Спасителю духовным лицам в домовых часовнях или подвальных храмах? 

Как сказал Спаситель -  там, где двое или трое соберутся в имя Мое, там и Я буду посреди них. Итак, у нас лишенных храмов, часто находящихся  далеко от оставшихся верных Церкви священников,  останется та же возможность, какая была в первые века при гонениях на христианство и при советском терроре: обращать свои молитвы к Господу,  собираясь маленькими группами.

Инструкции как молиться без духовенства,  как основывать домашние церкви,  будут содержаться в готовой к печати книге. Эта книга составлена по опыту ИПЦ (катакомбников) и сможет стать для всех,   как на Родине, так и в Зарубежной Руси,  настольной книгой для следования верующих в Царствие Божие. И как прежде,  в годы гонений на Православие на родине, так и в Зарубежной Руси,  будет по прежнему возноситься молитва: «Спаси Господи люди Твоя».

* * *

                                                            ПСАЛОМ

                                                                                    П. Котлов-Бондаренко

 

                                                                                Вот скоро наш Господь придет

                                                                                Взять своих искупленных детей.

                                                                                Какое это будет чудо

                                                                                Для всех оставшихся людей?!

                                                                                        Тогда все Господа увидят

                                                                             И плакать будут все тогда

                                                                             Что не приняли Его верой

                                                                             До Господняго Суда.

                                                                                Но плакать будет уже поздно –

                                                                                Закроется уже спасенья дверь.

                                                                                Приди, мой друг, к Нему сегодня,

                                                                                Пока открыта Его дверь!

* * *

ЖИЗНЬ  И  СМЕРТЬ  АТАМАНА  СЕМЕНОВА.

Вадим Соцков, г.Ииркутск

Судьба атамана Семенова крайне противоречива.

Григорий Михайлович Семенов родился 13 (26) сентября 1890 года в поселке Куранжа станицы Дурулгуевской Забайкальской области в многодетной семье. Отец Михаил Петрович — казак, землероб. Мать — Евдокия Марковна (в девичестве Нижегородцева). Семья Семеновых не бедствовала: сдавала государству ежегодно 250–300 пудов мяса, располагала первоклассной по тем временам сельскохозяйственной техникой фирм «Маккармик» и «Моисей Гарис», а потому обходилась почти без наемной рабочей силы.

Григорий с детства говорил по-монгольски и по-бурятски. Позднее овладел английским языком, мог изъясняться по-китайски и по-японски. В 1908 году поступил, а в 1911 году окончил Оренбургское казачье юнкерское училище, получив похвальный лист начальника училища и чин хорунжего. Назначение Семенов получил в 1-й Верхнеудинский полк Забайкальского казачьего войска, но через три недели был откомандирован в Монголию для производства маршрутных съемок, где наладил хорошие отношения с монгольским монархом Богдогэгеном, для которого перевел с русского языка «Устав кавалерийской службы русской армии», а также стихи Пушкина, Лермонтова, Тютчева.

В декабре 1911 года, сразу после провозглашения независимости Монголии от Китая, Г. Семенов с подчиненными ему казаками поддержал монголов в столкновениях с китайским гарнизоном столицы г. Урги, за что получил благодарность своего военного начальства из штаба округа. Однако русский консул посчитал, что это вмешательство может послужить поводом для обвинений в нарушении нейтралитета, и по настоянию МИД России Г.Семенов был отозван из Урги. Путь из Урги в свой полк в Троицкосавск (приблизительно 375 км) он покрыл, при средней температуре минус 45 градусов, за 26 часов непрерывного галопа. Вернувшись в свой полк, Григорий Михайлович чуть не угодил под суд за «ошибки», допущенные в Урге. Но суд не состоялся, а Семенова перевели в 1-й Нерченский полк. После начала Первой мировой войны полк вошел в состав 10-й Уссурийской дивизии генерала Крымова, и таким образом Семенов оказался в одной части с бароном Р.Ф. Унгерном фон Штенбергом и бароном П.Н. Врангелем.

В ноябре 1914 года прусские уланы, неожиданно налетев на штаб 1-го Нерченского полка, захватили его знамя. Возвращавшийся из разведки с полусотней Г. Семенов случайно наткнулся на них, но не растерялся, развернул казаков в цепь и повел в атаку на врага, вдвое превышавшего его, и отбил полковое знамя, за что получил орден Св.Георгия 4-й степени. Через три недели Семенов отличился вновь и получил Золотое Георгиевское оружие. Казаки под его командованием отбили у немцев большой обоз, при котором была артиллерия, и взяли в плен двух подполковников, один из которых был командиром пехотного батальона. Кроме того, Г.М. Семенов был награжден орденом Св.Владимира 3-й степени.

В июне 1917 года он по приказу Временного правительства прибыл в Петроград. Увидев анархию и активность большевистских агитаторов в столице, а также посетив несколько заседаний Петроградского совета, он предложил полковнику Муравьеву, формировавшему добровольческие части, ротой юнкеров арестовать членов Петроградского совета как агентов вражеской страны, немедленно судить их военно-полевым судом и тут же привести приговор в исполнение. Затем, если потребуется, арестовать Временное правительство и «от имени народа просить Верховного Главнокомандующего генерала от кавалерии Брусилова принять на себя диктатуру над страной». Муравьев доложил о плане Брусилову, но тот отказался от его осуществления. Эта версия событий изложена Г.М. Семеновым в книге воспоминаний «О себе», изданной в Харбине в 1938 году.

Семенов отошел с некоторым количеством казаков в Манчжурию и сформировал там особый Манчжурский отряд для борьбы с большевиками. Начало формирования отряда положил случай, произошедший в декабре 1917 года. Начальник Китайско-Восточной железной дороги (КВДЖ), которая проходила по Манчжурии, генерал Д.Л. Хорват считал, что перемена власти в центре никак не отразится на его положении, и потому не принимал каких-либо мер против большевиков. Г. Семенов решил отправиться в Харбин, дабы открыть ему глаза на происходящее.

18 декабря Семенов прибыл на станцию Манчжурия. Там он увидел полностью деморализованный «обольшевичившийся» русский гарнизон. Китайские войска хотели разоружить его, взять под охрану и навести порядок в городе. Переговорив с начальником китайского гарнизона генералом Ганом, Семенов решил разоружить русских сам, на что имел право как комиссар Временного правительства. Он потребовал от начальника станции предоставить свободный эшелон в 30 теплушек, оборудованных нарами и печами, и отправил его на станцию Даурия, якобы для того, чтобы загрузить свой «монголо-бурятский полк», которого в действительности не существовало.

На следующий день в 4 утра «полк» прибыл на станцию Манчжурия. Он состоял из семи человек во главе с войсковым старшиной бароном Унгерном. Никому и в голову не пришло, что полка нет, а состав прибыл почти пустой. К семи часам русский гарнизон, насчитывавший 1500 человек, был разоружен семью казаками, (барон Унгерн с одним (!) казаком лично разоружил две роты) посажен в эшелон и в 10 утра отправлен в глубь России.

Перед отправлением состава Семенов объявил солдатам, что задняя теплушка занята конвоем, и отправил одного подхорунжего Шувалова конвоировать эшелон из 37 вагонов. На станции Даурия Шувалов спрыгнул, а эшелон пошел дальше. Таким образом под контролем Г. Семенова оказались два гарнизона — даурский и манчжурский, сразу после разоружения которого Семенов отправил генералу Хорвату телеграмму:

«Харбин, генералу Хорвату. Разоружил обольшевичившийся гарнизон Манчжурии и эвакуировал его в глубь России. Несение гарнизонной службы возложил на вверенный мне полк. Жду ваших распоряжений. Есаул Семенов».

Так начал свое существование Особый манчжурский отряд, который позднее вырос до армии. С ним Г. Семенов вернулся в Россию — и на станции Даурия Забайкальской железной дороги организовал штаб. За время гражданской войны Григорий Михайлович Семенов был избран походным атаманом Уссурийского, Амурского, Забайкальского, Уральского и Сибирского казачьих войск.

7 апреля 1918 года атаман Семенов начал свое первое наступление на красных, которых возглавлял Сергей Лазо. Наступление развивалось удачно — войска продвинулись на 200 верст по территории Забайкалья.

После прихода к власти Верховного Правителя России адмирала А.В. Колчака в ноябре 1918 года атаман Семенов, после небольших препирательств, признает его власть и подчиняется адмиралу. Колчак присваивает Григорию Михайловичу воинские звания, последнее из которых — генерал-лейтенант. Перед сложением с себя полномочий Верховного Правителя России А.В. Колчак указом от 4 января 1920 года, до соединения с генералом А.И. Деникиным, назначает атамана Семенова Главнокомандующим Вооруженными Силами Дальнего Востока и Иркутского военного округа и наделяет «всей полнотой военной и гражданской власти на этой территории». 6 октября 1920 года атаман переподчинился новому главкому — генерал-лейтенанту барону П.Н. Врангелю. В вооруженной борьбе с большевиками он участвовал до своей эмиграции в Манчжурию в сентябре 1921 года. Интересный и малоизвестный факт содержится в книге Семенова «О себе». Оказывается, он вызвал на дуэль главнокомандующего силами Антанты в Сибири французского генерала Жанена — за предательство им адмирала А.В. Колчака, заключавшееся в согласии Жанена на выдачу адмирала красным. Дуэль, правда, не состоялась — француз на нее не явился.

Атаман Семенов — один из самых известных и влиятельных командиров Белого движения. Под его контролем во время гражданской войны находилась огромная территория Забайкалья. Позднее его обвиняли, как и остальных лидеров Белого движения, в жестоком подавлении революционных восстаний, изъятии продовольствия и фуража у населения, истреблении большевиков и лиц, сочувствующих советской власти. Важнейший интересующий многих вопрос — это вопрос о золотом запасе Имперской России. Что же стало с ним и каково участие атамана Семенова в его вывозе из России?

Согласно имеющейся в следственном деле (т. 25 л.д. 2–4) справке, подготовленной начальником валютного управления Минфина СССР И. Злобиным, всего белогвардейцы увезли около 500 тонн золота на сумму 664.984.657,63 полновесных царских рублей. В распоряжение атамана Семенова попало 2 вагона с 2 тысячами пудов золота (32,76 тонны). Это 722 ящика на сумму 44.044.342,06 царских рублей. Советские финансисты подсчитали, что на май 1946 года это условно составляет 203.374.749,2 советских рублей. Правда, из этой суммы надо вычесть почти 667 тысяч царских рублей, которые атаман истратил в ноябре–декабре 1919 года на нужды своей армии. Семенов в допросе от 16 августа 1946 года (т. 11 л.д. 131–134) подтвердил захват в 1919 году 2 вагонов с золотом на сумму 44 млн. рублей

Где же это золото сейчас? Если о золоте адмирала А.В. Колчака в деле туманно сказано, что оно в «японских банках», то с золотом, попавшим в распоряжение атамана Семенова, все ясно: оно хранилось в Гонконге, контролируемом в то время англичанами, в Гонконг-Шанхайском банке в сейфе на имя китайского журналиста Вен-ен-тана, бывшего доверенным лицом Семенова. В 30-е годы атаман пытался получить золото, но у него ничего не получилось.

Судя по следственному делу, несмотря на все усилия, не получилось это и у правительства СССР, так что золото (или его оставшаяся часть), видимо, до сих пор лежит в Гонконг-Шанхайском банке. Поэтому вместо того, чтобы выпрашивать кредиты МВФ, России надо заняться извлечением своего золота и процентов за его хранение из банков Японии и Британии.

Эмигрировав в Китай, атаман вскоре уехал в США и Канаду, затем обосновался в Японии. С образованием же в 1932 году государства Маньчжоу-Го, во главе которого встал последний китайский император из Маньчжурской династии Пу-И, японцы предоставили атаману дом в Дайрене, где он прожил до августа 1945 года, и назначили ежемесячную пенсию в 1000 иен.

Наступил август 1945 года. Красная Армия заняла Манчжурию — и значит пришло время расплаты. Обстоятельства арестов Родзаевского и Власьевского известны: оба выехали в Китай, где не было советских войск и их нельзя было просто арестовать. Там сотрудники НКВД (руководил операцией человек по фамилии Патрикеев) провели головоломные операции: обоим пообещали прощение и любую работу на благо России. Власьевский даже вылетал в занятую войсками СССР Манчжурию и встречался с Маршалом Советского Союза Родионом Малиновским, после чего решил добровольно вернуться, поддавшись на уговоры жены и Патрикеева, и советский самолет доставил его из Читы на Лубянку. Родзаевский также поддался на уговоры и обещание устройства на работу журналистом на Дальнем Востоке.

Судьба атамана Семенова оказалась сложней. Имеется три версии, причем у каждой находятся свидетели. Первая — самолет с Г. Семеновым, направляющимся в Китай, случайно приземлился в Чаньчуне, уже занятом советскими войсками, где атамана и арестовали.

Вторая — на дом Семенова в Дайрене выбросили советский десант (другая вариация — к нему домой приехали советские офицеры). Атаман уже ждал советские войска, а потому накрыл дома шикарный стол и пригласил вошедших офицеров отобедать. Они согласились, а после обеда советский полковник встал и объявил атаману об аресте.

Третья — Г. Семенов при всех регалиях в парадной форме с шашкой встретил советские войска на железнодорожном вокзале, где и был арестован. Какая версия верная — судить не мне. Но могу сказать, что в деле есть сведения об изъятии у атамана царских орденов, которые потом бесследно исчезли.

Почти год органы СМЕРШ, а с весны 1946 года МГБ СССР, вели следствие. В одно дело были объединены следующие лица: сам атаман, упоминавшиеся ранее К.В. Родзаевский, Л.Ф. Власьевский, А.П. Бакшеев, Л.П. Охотин, князь Н.А. Ухтомский и другие лица. Суд над ними, который начался 26 августа 1946 года, широко освещался, в отличие, скажем, от суда над генералом Власовым, состоявшегося месяцем ранее, или суда над атаманом П.Н. Красновым, А.Г. Шкуро и другими, о которых были лишь скупые сообщения. Процессу над, как их называли, «семеновцами» советские газеты посвящали целые полосы. Если быть объективными, то «семеновцами» были только трое из восьми подсудимых — атаман и Власьевский с Бакшеевым.

30 августа подсудимых признали виновными. В.В. Ульрих в 5.10 утра начал и в 5.30 закончил чтение приговора. По нему атаман Г.М. Семенов на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года был приговорен к смертной казни через повешение с конфискацией имущества как «врага советского народа и активного пособника японских агрессоров». Власьевский, Родзаевский, Бакшеев были приговорены к расстрелу с конфискацией имущества. Князь Ухтомский и Охотин, «учитывая их сравнительно меньшую роль в антисоветской деятельности», приговорены к 20 и 15 годам каторжных работ, соответственно, с конфискацией имущества. Ни тот ни другой до выхода из лагеря не дожили. Охотин умер в 1948 году, князь Ухтомский — 18 августа 1953 года.

Приведу интересную цитату из статьи покойного ныне А. Кайгородова «Он был забайкальский казак» о том, как убивали атамана Семенова: «Когда его вывели на голгофу, он потребовал священника, хотя хорошо знал, что у большевиков такое не практикуется. В требовании было отказано, при этом по расстрельному подвалу прокатился громкий идиотский хохот палачей. Атамана повесили старым, давно запрещенным способом: на шее петля, он висел, но еще долго дышал. Двое палачей, наблюдая конвульсии, со смехом острили: «Кайся, гад, кайся, скоро ведь задубеешь!» Казнили Г. Семенова 30 августа в 11 часов вечера».

4 апреля 1994 года в отношении Г.М. Семенова, а 26 марта 1998 года в отношении остальных семерых подсудимых Военная коллегия Верховного Суда РФ пересматривала уголовное дело. По статье 58–10 ч. 2 (антисоветская агитация и пропаганда) УК РСФСР дело в отношении всех подсудимых прекращено за отсутствием состава преступления, в остальной части приговор оставлен в силе, а подсудимые признаны не подлежащими реабилитации.

Имперский Вестник № 68 

* * *

В прошлых номерах Верности были опубликованы статьи о прошлом и современном положении бывшей Югославии и в частности в Косово. Мы обратились к очевидцу-участнику  происшедствий на Балканах,  и в частности в Косово, Олегу Витальевичу прислать нам свои воспоминания. Ниже помещаемая статья  прекрасно знакомит читателя  с тем, что происходило за последние годы в этой области.  Благодарим Олега Витальевича за присланную нам для опубликования статью.

* * *

 ТЕРРОРИЗМ  НА  КОСОВО  И  МЕТОХИИ  И  ЕГО РАСПРОСТРАНЕНИЕ  НА  СОСЕДНИЕ  ГОСУДАРСТВА.       

Валецкий Олег Витальевич

Впрочем, не стоит сводить политику Запада к экономическим вопросам. Экономика в этом случае служит тем топливом, которое движет военно-политические машины западных государств, чьи вожди, в отличие от своих "восточных" коллег понимают, что денег жалеть на это нельзя. Однако сама по себе экономика не может являться самоцелью для такой машины. Через всю историю человечества известно, что эта машина движется в интересах достаточно глубоких идей верхов общества и государства, лишь питаясь экономикой.

То, что ныне большинство людей убеждено, что миром правят только деньги, ничего не доказывает. Большинство людей никогда не знало, да и не могло знать, кто и как правит миром, и смысл Христианства как раз и был в том, чтобы знание о мире воспринималось не разумом, но верой.

Не является целью данной работы изучение идей, которые господствуют ныне на Западе. Однако стоит заметить, что на Косово и Метохии провозглашаемые им принципы всеобщего равенства обернулись обычным геноцидом.

Тот своеобразный "апартеид", что возник на Косово и Метохии стараниями албанцев, и который, как ни странно, защищал, прежде всего, сербов, был единственно разумной вещью. После 17 июля UNMIK и KFOR стали проводить в жизнь политику так называемого "либерализма", основанного как раз на идеях этого пресловутого "равенства", проповедуемого различными международными общественными организациями. Все эти организации сыграли большую роль в раскручивании пропагандистской компании против сербов (несмотря на фактическую заботу о "правах человека"). Как выяснилось позже, многие из них финансировались из весьма сомнительных фондов. Сомнительных потому, что неясно, на каком основании такой человек как Сорос, своими финансовыми спекуляциями наносивший ощутимый урон целым государствам (например, Италии) и сам признавший свое участие в конфискации имущества своих еврейских единородцев в Венгрии во времена фашизма, стал так горячо беспокоиться о правах человека на Косово и Метохии. То же самое относится и к другим подобным "спонсорам" всех этих "правозащитников". В конце концов, достаточно прочитать книгу Бжезинского, с которым и Мадлен Олбрайт, и Ричард Холбрук были тесно связаны, дабы понять, что он руководствуется в своей политике весьма рациональными принципами и "демократические революционеры" для него "выгодные идиоты".

Дела до прав албанцев Западу, очевидно, не было. Там отлично знали, что с авиаударами югославские власти начнут проведение в жизнь плана по "зачистке" всего Косово и Метохии. Кстати, эти "зачистки", как и последующий террор, были настолько выгодными НАТО, получившему в полное пользование регион в центре Балкан, что возникают предположения о причастности кого-то из НАТО к данным "проектам".

Возвращаясь к правозащитникам, надо указать на катастрофичность последствий их идей о всеобщем равенстве. Легко проповедовать подобное равенство из благополучных западных столиц (хотя многие кварталы которых стали благодаря такому равенству не менее опасными, нежели Косово и Метохия для сербов). Догматизм правозащитников на Косово и Метохии привел к тому, что албанцы получили возможность безнаказанно убивать и грабить сербов, пользуясь явным "идиотизмом" иных правозащитников, оправдывающих албанский террор логикой революционной мести. Правда, сербы почему-то правами этой логики пользоваться не могли. Так, когда сербы в своих селах организовывали самооборону от албанских боевиков, войска KFOR их разоружали, а то и арестовывали, - если конечно сербы это допускали. Благодаря такой тактике британцев в большом сербском поселке Косово поле (под Приштиной) сербов вскоре не осталось, и на постоянные поджоги сербских домов британцы разводили руками.

В центре Метохии - Печи, благодаря навязываемому равенству, сербов также практически не осталось. Сербский патриарх в этот исторический центр Сербской Православной Церкви прибывал под охраной KFOR.

Мужской монастырь Сербской Православной Церкви в Высоких Дечанах (недалеко от Печи) несколько раз подвергался нападениям албанских боевиков, в том числе обстреливался минометами и винтовочными гранатами. Среди итальянских солдат KFOR, охранявших этот монастырь, были убитые и раненые.

После ухода югославской армии и полиции Сербии с территории Косово и Метохии почти по всей области прошла волна убийств и исчезновений сербов. По данным основанного правительством Сербии "Координационного центра по Косово и Метохии" (точнее, его юридического отдела), до начала мартовских (2004 года) погромов на Косово и Метохии было убито или пропало без вести после 19 июня 1999 года девятьсот тридцать шесть человек, большая часть из этих лиц была определена согласно показаниям родных и близких, а также работниками как координационного центра, так и UNMIK - с тем, что нередко приходилось прибегать к помощи анализов на основе ДНК. Список убитых и пропавших без вести можно найти на сайте www.kosovo.net, где указаны места и время смерти или исчезновения лиц сербской национальности.

При этом стоит добавить, что массовая гробница сербов под Гниланэ (около полусотни тел) была обнаружена лишь потому, что наблюдатели ОБСЕ получили информацию о том, что там находятся тела албанцев, убитых сербами во время войны.

В ходе албанского террора убивались вовсе не лица "заслужившие" это своим поведением в ходе войны(как это представляли западные журналисты), а все сербы - вне зависимости от того, кем они были. Под Призреном летом 1999 года было убито 14 сербов, чьи трупы были обнаружены войсками KFOR, но следствие по этому делу закончилось ничем. Свыше шестидесяти тел было обнаружено в июне 2003 года в гробнице, скрытой на мусульманском кладбище Драгодан-2 в Приштине, и среди тел были найдены восемь детских. Сто пятьдесят тел было найдено на Новом Кладбище в поселке Сува Река. Тридцать четыре тела было выкопано в феврале 2002 года на православном кладбище в Призрене. Тридцать семь тел нашли в гробницах, скрытых на мусульманском кладбище под Джаковицей.

Вероятно, не все из неопознанных тел были сербы. Албанские боевики убивали и местных мусульман ("бошняков" или горанцев, в зависимости от их политических взглядов), а также и своих же албанцев, как тех, кто сотрудничал с сербами, так и просто непослушных, и, естественно, конкурентов. Так, согласно сообщениям албанского же комитета защиты прав человека и сообщениям KFOR на въезде в Печ был убит из стрелкового оружия один из бывших командиров УЧК в Метохии Тахир Земай вместе со своими сыном и родственниками.

Одной из причин этого убийства называлось то, что он был свидетелем на процессе в Приштине против нескольких командиров УЧК, обвиненных за мучения и убийства четырех албанцев. Конечно, подобные случаи были нередки и в Сербии, но столь массового характера, как на Косово и Метохии, они все же не носили. В конце концов, в противном случае, Сербию бы не посетили тысячи иностранных туристов после войны, которым в здравом уме на Косово и Метохии делать было нечего. Там даже западным правозащитникам по приезде на Косово и Метохию надо было обзаводиться вооруженной охраной.

К тому же в Сербии, несмотря на широкое распространение оружия, уличный криминал находился на куда более низком уровне, нежели в Америке или России, и здесь не происходило таких случаев, как под сербским селом Гораждевац на Косово. Здесь албанцы расстреляли 13 июля 2003 года купавшихся в речке сербских подростков (двое было убито, а пять ранено).

Не было случаев в Сербии и установок управляемых фугасов под автобусы, как это происходило 14 февраля 2001 года на дороге Ниш-Подуево-Приштина между селами Мердаре и Ливадица. Автобус с сербами, следовавший в конвое KFOR, был подорван управляемым фугасом, чьи провода были позднее найдены. Тогда погибло 19 сербов, трое было тяжело ранено, а 31 получили ранения средней и легкой тяжести.

В другом инциденте 28 февраля 2000 года была поставлена мина на дорогу Косовска Митровица - Звечани - Рашка, и на ней подорвался автобус, не имевший, однако, пассажиров. Водитель остался неповрежденным, так как наехал на мину задним колесом. Большая трагедия была предотвращена войсками KFOR, когда они обнаружили управляемый фугас на железной дороге между Косовской Митровицей и Вучитырном,по которой сербы одно время добирались до своих сел под Вучитырном. В феврале 2000 года один автобус с сербами, находившимися в конвое KFOR на участке дороги Косовская Митровица - Ораховац, был подбит из гранатомета. При этом двое сербов погибло, а пять было ранено. Большинство убитых и пропавших без вести сербов и лиц других национальностей относится к периоду 1999 года, в первую очередь, к первым трем месяцам, когда УЧК имела право свободно располагать оружием. Три месяца - вполне достаточный срок для того, чтобы часть сербов изгнать в Сербию и Черногорию (в последнюю бежали в основном сербы с Метохии, которых правительство Черногории хотя и называло черногорцами, но албанцы разницы в этом не видели), а другую часть загнать в своеобразные "анклавы" (изолированные районы), образовавшиеся в более-менее крупных селах и поселках. В этих анклавах сербы смогли организоваться, а войска KFOR не могли допустить больших нападений албанских боевиков, хотя последние не раз применяли не только стрелковое оружие, но и минометы. В результате, на Косово и Метохии было создано несколько более-менее крупных сербских районов-анклавов под Приштиной - села Грачаница, Чаглавица и Липляны; в районе поселков Гнилане и Косовская Каменица; в поселке Штырпце (на границе с Македонией, недалеко от Призрена); и в Метохии: между городом Печ и поселками Клина и Исток, где находилось несколько сербских сел.

Все эти анклавы находились в полном албанском окружении и зависели во всем от KFOR и UNMIK - от защиты до проезда в Сербию до снабжения электричеством.

Со временем сербы организовались в СНВ (серпско национально вече - сербское национальное вече), созданное под руководством епископа Рашко-Призренского Артемия, Момчило и Рады Трайкович - лидеров СПО (сырпски покрет отпора - сербское движение сопротивления) - движения, созданного в 90-х годах в среде сербов Косово и Метохии (не путать с политической партией Сербии СПО Вука Драшковича).

Это движение получило большую поддержку в среде местных сербов, нежели СПС (социалистическая партия Сербии), чьи функционеры в своем абсолютном большинстве сразу же покинули Косово и Метохию. Местное СПО в 2000 году не только включилось в UNMIK, но и пыталось провести в жизнь свои планы.

После "демократической революции" быстро забылось, что, согласно договору в Куманово, KFOR обязан был обеспечить возвращение двухсоттысячного контингента югославской армии для защиты исторических памятников (прежде всего, церквей и монастырей) на Косово и Метохии.

Главнокомандующий армией Югославии генерал Небойша Павкович подготовил при Милошевиче данный контингент и проблем с набором людей не имел.

Конечно, албанцы сразу бы начали нападения на этот контингент, но естественно, тот смог бы себя защитить, пусть и понеся потери. Другое дело, что UNMIK возвращению этого контингента упорно противился, следуя генеральной линии НАТО и ЕС. Помимо этого, начало вооруженных столкновений испортило бы жизнь чиновникам UNMIK, но думается, что это уже было бы делом UNMIK. В конце концов, повышением и так немалой зарплаты этих чиновников, вопрос кадров, был бы решен, однако касаемо возвращения войск, подразделения югославских войск могли быть размещены по вышеупомянутым анклавам. Албанские боевики и так нападали на эти анклавы, и присутствие подразделений югославской армии отвратило бы этих боевиков от нападений.

Никакого албанского восстания по этому поводу тогда бы не произошло, так как они в условиях полной вседозволенности все равно бы не смогли еще должным образом организоваться. В силу этого сербы в приграничной Сербии, районе общин Звечани, Лепосавич, Зубин Поток и северной части города Косовская Митровица смогли организовать оборону. Конечно, в этом лежит и защита французского контингента KFOR, но если бы сербы не сопротивлялись, им бы защита KFOR не помогла.

В конце концов, сами военнослужащие KFOR быстро убедились в том, что в албанском обществе Косово и Метохии господствуют мафиозные отношения, тогда как во внешней политике албанские верхи охотно прибегают к террористическим действиям.

В конце концов, было известно тому же KFOR, что через албанцев различные исламские фундаменталисты закупают на Балканах оружие, в том числе переносные зенитные ракетные комплексы.

Приводились чисто демагогические доводы, что это, мол, вызовет раздел Косово и Метохии. Между тем, ясно, что за исключением района общин Лепосавич, Звечани и Зубин поток, а также северной части города Косовской Митровицы, о котором будет упомянуто ниже, сербские кантоны все равно бы во всем зависели от UNMIK и KFOR.То, же что созданием правительства и парламента Косово дробилась сама Сербия, чиновников UNMIK не интересовало.

Не интересовало их и то, что ежегодно (начиная с 2000 года) сербы Косово и Метохии теряли один-два десятка людей убитыми в албанских нападениях. Так как всего сербов на Косово и Метохии осталось не больше ста тысяч человек, цифры эти были не столь уж незначительны.

Кстати, в Ираке все иностранцы без исключения жили в закрытых кварталах (и то по возможности, христианских) под охраной частных военных компаний, и никакого желания общаться с местным населением не проявляли.

На Косово и Метохии работники UNMIK и прочих международных организаций также жили под охраной KFOR, однако от сербов политика UNMIK требовала совместной жизни с албанцами. Логика тут достаточно понятна - на что дали деньги, то и проводить в жизнь надо, хотя бы это противоречило доводам морали и рассудка.

Как понимали же албанцы "единственное Косово", показывали их постоянные нападения на сербов. Весьма характерны события в Косовской Митровице в феврале 2000 года. Тогда албанцы попытались осуществить захват всей северной части города, что угрожало бы существованию общин Лепосавич, Звечани и Зубин поток, населенных сербами. Белград мог защищать свои интересы. Однако в данном случае следует заметить, что перед убийством троих албанцев, которое произошло вечером 3 февраля, в середине этого же дня албанцы из гранатомета подбили автобус UNHCR (комиссариат ООН для помощи беженцам) недалеко от Косовской Митровице в районе села Чугрель. В автобусе погибли сербы Гордана Райкович и Будимир Йованович, а пятеро сербов было ранено. Естественно, что сербы захотели отомстить, ибо это было природным явлением на данных просторах. После убийства албанцев уже сами албанцы отомстили, бросив ручную гранату в кафе "Белами" в северной части города. Все это вызвало массовые демонстрации и сербов, и албанцев. На следующий день албанцы, в силу своей многочисленности, попробовали перейти через мосты на Ибре, вступив тем самым в столкновение с французским контингентом KFOR. Хотя легионеры и жандармы применяли слезоточивый газ и "шок" - гранаты, а около пяти тысяч албанцев сумело прорваться силою через первый кордон французских солдат, ранив нескольких из них, однако следующий французский кордон их остановил.

Было очевидно, то что демонстрации албанцев готовились заранее и нужна была лишь провокация. Показательно, что когда 13 января 2000 года в Витине американским сержантом была изнасилована и убита одиннадцатилетняя албанская девочка, дело было быстро спущено на тормозах.

Так как сербов в Косовской Митровице было меньше, а к тому же часть из них стала готовиться к бегству, то днем в Косовскую Митровицу прибыли добровольцы из соседних сербских сел. Обе стороны были вооружены, и через реку Ибр периодически постреливали в обоих направлениях. И только в этот день, 4 февраля, в Косовской Митровице было убито четверо, а ранено двадцать человек. В течение нескольких дней насилие нарастало, дабы 13 мая албанцы попытались прорваться через район "Бошнячка махала" в северной части города. Там стараниями UNMIK было возвращено в свои квартиры до трех тысяч албанцев. Вероятно, им бы тогда это удалось, и последовало еще одно массовое сербское выселение, которыми так богата история войн в бывшей СФРЮ. Однако в данном случае французский контингент выступил достаточно решительно и применил оружие.

Точное количество жертв неизвестно, хотя число раненых на всех сторонах исчислялось десятками. Сербские беженцы из других районов Косово и Метохии, обнаружившие довольно быстро, что в Сербии их никто особо не ждет, перебрались именно сюда.

Здесь же был вновь открыт Приштинский университет и ряд других учреждений. Как бы то ни было, жизнь здесь стала налаживаться и со временем именно политические лидеры созданного здесь СНВ - сербского национального вече - Милан Иванович и Оливер Иванович стали играть ведущую роль в сербской среде Косово и Метохии. В этой части города, составлявшей всего пятую часть от всей Косовской Митровицы, жило около 18 тысяч сербов, из которых 5 тысяч были беженцы из других районов Косово и Метохии.

 Хотя руководство UNMIK постоянно обвиняло местное СНВ в сепаратизме и экстремизме, в этой части жило и 1,5 тысячи албанцев, а так же и 1,5 тысячи мусульман (бошняков) и 300 цыган.

 В южной же большей части, где жило 60000 албанцев, осталось всего около десятка сербов. Из 4 тысяч, живших здесь до 17 июня 1999 года.

Албанцы не смогли летом 1999 изгнать сербов из северной части Косовской Митровицы, представлявшей всего пять процентов от территории Косовской Митровицы. Местные сербы при поддержке из Сербии могли организоваться и с помощью кадров МВД нести дежурства на четырех мостах через реку Ибр. Французский контингент KFOR, несмотря на нередкие конфликты с дежурившими, не предпринимали широкомасштабных операций с целью разгрома охранной организации этих сербов - "Чувари моста" (защитники мостов). Достаточно быстро французы сами вступили в столкновения против албанцев. В результате беспорядков с применением огнестрельного оружия было ранено несколько десятков сербов, а также двадцать два сотрудника международной полиции UNMIK. После этих беспорядков по инициативе тогдашнего шефа UNMIK Рудольфа Штайнера международный судья по требованию международного прокурора 30 июля 2002 года выдал ордер на арест Милана Ивановича, тогдашнего руководителя СНВ Косовской Митровицы, который был вынужден в последнее время находиться в Сербии. В силу этого, Милан Иванович был вынужден бежать и тем самым позиции СНВ Косовской Митровицы были ослаблены. Это облегчало дело UNMIK по привлечению политических представителей местных сербов к работе созданного административного вече, из которого позднее был создан парламент. Для UNMIK главная цель была в создании аппарата многонациональной демократии, полностью ей подконтрольного. То, что сербы в своих селах и поселках на Косово и Метохии подвергались нападениям албанцев и полностью зависели от защиты войск KFOR, руководство UNMIK не интересовало.

Главное было то, что почти все были согласны играть по его правилам, и то, что в Косовской Митровицы сербы оказали сопротивление, весьма раздражало UNMIK.

Впрочем, со временем, дело с Косовской Митровицей было решено.

Западные политики легко в таких случаях договаривались с официальным Белградом - и то не важно, с какой партией.

Что же касается общественного мнения, то конечно люди в том же Белграде, надо отдать им должное, в своем большинстве считали Косово и Метохию сербской землей. Однако когда касалось практических дел, то тут на передний план выходил "факт" того, что албанцы Косово и Метохию уже получили, и разногласия возникли лишь по поводу того, кто в этом виноват.

 К тому же в Белграде, который и определял политику, общественность была уже сыта различными беженцами (и часто не без основания) борьбой за "Великую Сербию", "новая тема" с косовскими сербами, отличавшихся и языком, и поведением, со временем стала общественность раздражать.

Наконец сами местные сербы, оставшиеся в Косовской Митровице были раздираемы противоречиями, а главное находились под большим влиянием преступных группировок. Являясь своего рода пограничным пунктом между Сербией и Косово, Косовская Митровица находясь вне законодательства Сербии, стала местом пересечения интересов различных преступных группировок, в том числе в области торговли наркотиками, которыми албанцы щедро снабжали здесь сербов для дальнейшей переправки в Сербию, Боснию, Черногорию, и  в Западную Европу.

Все это вполне подходило UNMIK. Последнему было важно только то, что к 2004 году его стараниями возникло уже официально Косово как государство со своим правительством и парламентом, полицией и вооруженными силами КЗК. После этого интересы местных сербов были не столь уже важны. UNMIK даже ввел в обиход слово "косовар", которым стал обозначать всех жителей Косово и Метохии. Данный термин использовался в явно демагогической компании UNMIK по развитию "патриотического сознания" у всех граждан Косово (хотя Косово и Метохия продолжала оставаться территорией Сербии).

То, что албанцы подобного сознания не хотели показывать в отношении Сербии, было не столь важно. Важно, чтобы сербы, жившие на Косово и Метохии в резерватах, признали себя гражданами "Косово" и тем самым покорились албанцам.

Однако албанцы отнюдь не собирались слепо следовать политике UNMIK, тем более что имели и собственное лобби на Западе. Очевидно, что при поддержке последнего они играли роль дестабилизирующего фактора в бывшей Югославии.

Новая война была начата УЧК в Южной Сербии, где в трех общинах: Прешево, Медведжа и Буяновац жило много албанцев. Еще в мае 2000 года в Малишево (Косово и Метохия) прошло совещание албанских вождей для подготовки войны в этом регионе. Главным координатором этой подготовки стал Роберт Чеку, брат бывшего командующего УЧК и настоящего командира Косовского защитного корпуса Агима Чеку.

Уже в июне в селе Даброши (община Прешево) был создан штаб новой освободительной армии Прешево, Буяновца и Медведжи (УЧМПБ) с практически одинаковыми эмблемами и формой, как у УЧК.

Было собрано около восьмисот добровольцев из числа албанцев Прешево, Буяновца и Медведжи, под формальным командованием Ризвана Чазими - "команданта Леши", но фактически руководство осуществляли кадры УЧК из Косово, под прикрытием структур Косовского Защитного Корпуса. Даже их обучение было начато на Косово и Метохии с помощью кадров и инфраструктуры все того же Корпуса.

Силы KFOR естественно помехой не были. Это удивительным не было, так как на деле они не контролировали толком и саму Приштину, и в основном охраняли самих себя.

Как только с помощью международных посредников в марте-апреле 2001 года был подписан договор о мире в Южной Сербии, как сразу же началась война в Македонии, куда направились отряды албанских боевиков.Тем самым албанцы из Косово организовав,чем дали возможность местным албанцам получить привилегированное положение на создание так называемой "зоны безопасности" с особым правовым режимом.

В Македонии уже в 1998 был заметен рост силы и влияния здесь ОАК, чьих боевиков можно было найти не только в Тетово, но и в Скопье. Хотя первые партии появились в Македонии еще в 1990 году, уже на выборах 1990 года когда националистическая македонская пария ВМРО-ДПМНЕ получила 38 мест в парламенте, албанская ПДП 23 места, тогда как бывший Союз коммунистов позднее преобразованный в СДСМ получил 32 места потерпев тем самым поражение.

Еще Любомир Фырковский, бывший министр МВД в правительстве бывшего партийного лидера Македонии Киры Глигорова, ставшего в 1992 году президентом, заявлял об активностях в Македонии разведок Саудовской, Аравии и Ирана, опиравшихся, естественно, на местных албанцев. Македония для ислама является куда более легкой добычей, чем Сербия, и не случайно именно туда перебросился в 2001 году пожар войны. В Македонии столкновение интересов - было еще более сложное, чем на Косово или в Албании. Собственно, македонцы поделены здесь на сторонников независимости и сторонников объединения, с Болгарией. Болгария сама конечно на присоединение Македонии не могла решится, но вооруженный конфликт в последней не оставил ее в стороне, что вызвало определенные противоречия в отношениях с Турцией. Югославия в Македонии была мало заинтересована, а о сербах Македонии югославская власть вспоминает редко.

Большие проблемы произвело создание Македонской православной автокефальной церкви. Такое создание по воле македонских властей было совершено неканоническое и Сербская православная церковь, а за ней и все остальные православные церкви, этого не признали, что создает политические проблемы в отношениях с сербами, которые на македонцев, как и на болгар, смотрят с определенным традиционным подозрением. Но стоит заметить, что никакой "сербской агрессии" на Македонию в 1992 году не произошло и ЮНА ушла из нее без выстрелов, что само по себе доказывает отсутствие у нынешних югославских властей серьезных планов создания "Великой Сербии", карты которой печатали и сербская оппозиция и западные средства массовой информации.

Что же касается Запада, то он не оставил без своей "защиты и помощи" Македонию, и там, под предлогом защиты от сербской агрессии, появилось сначала, в середине девяностых годов по тысячи американских и скандинавских солдат в составе миротворческого контингента ООН, а затем в 1999 году НАТО стал уже открыто слать туда свои войска. Миротворцы ООН  получили для своих нужд военный полигон ЮНА - Криволак и аэродром Петровац и главное свое внимание устремили на районы, населенные албанцами, граничащие с Косово. Каким образом тогда американцы представляли себе будущее Македонии, виделось по их явно абсурдным планам объединения Албании и Македонии, тогда как македонцы не знали, как избавиться и от собственных албанцев, которые здесь так же, как и на Косово образовали собственную нелегальную власть. Македония стала неуклонно двигаться к национальной войне, причем, албанские политические партии, умело, используя страх, Киры Глигорова от потери власти, стали вырывать одну уступку за другой, давая правительству Македонии весьма шаткую поддержку. Под прикрытием же этой поддержки албанская мафия превратила Македонию в своеобразную балканскую Колумбию, в которой производство наркотиков стало едва ли не важнейшей отраслью производства. Американское правительство, славшее свои войска в Панаму, для борьбы с наркокартелями, об этом не проговорило ни слова, хотя албанская мафия наркотики производила не только на европейский рынок, но и на американский. На западе Македонии македонская власть лишь относительно существовала и то, в основном, в городах. Албанские партии сумели добиться разграничения общин по этническому принципу между македонцами и албанцами, чем обеспечили правовую основу для получения албанцами, как минимум, автономии. Наконец, в Тетово албанцы открыли свой университет на албанском языке в обход всех македонских законов. И, несмотря на несколько столкновений из-за этого между албанцами македонской полицией университет продолжал существовать, став для албанцев и Косово и Западной Македонии центром общественно-политической жизни. Наконец, в 1998-99 годах, начались прямые вооруженные столкновения между македонскими пограничниками и милицией с одной стороны и албанскими боевиками УЧК которым Западная Македония служила, как тыловая база в войне на Косово. Что будет война в самой Македонии предположить было нетрудно, ибо на Косово воевали как местные албанцы, так и албанцы из Западной Македонии, объединенные структурой УЧК. УЧК, получив в ходе войны на Косово и Метохии(1998-99) боевой опыт и лучшее оружие, нанесла весной 2001 года удар по Македонии по двум направлениям, в районе городов Тетово и Куманово, и двадцатитысячная македонская армия и десятитысячная полиция Македонии не были особо успешны в борьбе с так называемой албанской ОАК, на самом деле созданной стараниями албанских структур из Косово. Албанцы имея боевой опыт быстро создали два своих "освобожденных" района-Тетовский с центром на окраинах городка Тетово, примыкавший к границе с Косово и Кумановско-Липковский с центром в селе Матеичи, граничавший как с Косово, так и с Сербией в районе Прешевской долины. У македонких же войск боевого опыта не было, как и специалистов в достаточном количестве, зато внутренних смут и интриг было предостаточно. Горную границу с Албанией и Косово контролировать они не смогли должным образом. Болгария с ее "демократическим правительством" была ненадежной подпорой, ей надо было тогда войти в НАТО, в котором, как известно, состоят Греция и Турция, вряд ли могущие быть союзниками Македонии. Греция, потому что опасается претензий на свою часть Македонии а Турция, потому что ей куда ближе албанские мусульмане Западной Македонии, чем сами македонцы в Македонии. К тому же в Македонии живет немало этнических турок, имеющих несколько районов своего компактного проживания. Турция вряд ли бы дала Болгарии послать ее армию в Македонию. Помимо этого, свою лепту в общий хаос внёс Ватикан, требовавший от непризнанной македонской православной церкви и от расколовшейся болгарской православной церкви принятия унии с католиками.

В результате после подписанного в августе 2001 года соглашения бывшие албанские террористы в Македонии стали не только легализовались, но и задержали под своей фактической властью два ими захваченных района-Тетовский и Кумановско-Липковский. Ведь контроль над ними по соглашению был передан "многонациональной" полиции, состоящей из вчерашних албанских боевиков и македонских полицейских, а так же миротворческим войскам НАТО, отнюдь не рвавшимся вступать в бои ради высоких целей операции "Жемчужная лисица".

Так что неудивительно, что у албанских боевиков проснулся с  временем аппетит и они стали выдвигать новые претензии не только к Югославии (и то как к Сербии, так и к Черногории), но и к Греции, создав Албанскую национальную армию-AKSH.

К тому же в Югославии с дальнейшей "демократизацией" забурлил Санджак, где местные мусульмане стали называться сараевской пропагандой "бошняками", хотя живут они не в Боснии и Герцеговине, а в Сербии и Черногории.

Сама Югославия уже в 2003 году перестала существовать на бумаге, и под покровительством Хавьера Соланы. одного из руководителей компании 1999 года, был создан Союз Сербии и Черногории. При этом, умело, играя на противоречиях различных политико-экономических кланов как внутри Сербии, так и внутри Черногории, Запад стал своего рода мировым судьей в отношениях между Сербией и Черногорией. Неудивительно, что в 2006 году этому союзу пришел конец.

Взывать к здравому смыслу той или иной стороны в конфликте всех этих местных кланов занятие безполезное. Разумеется, бесспорна связь клана Мило Джукановича с итальянской и албанской мафией, но кланы из Сербии ничуть не меньше его сотрудничают с теми же фактически силами, а при этом и одни и другие неплохо сотрудничали долгое время между собой. Конечно Мило Джуканович и его окружение со временем стали проводником интересов Европейского Сообщества, но ведь и Сербия стремиться вступить в ЕС, правда, пытаясь выставлять некоторые собственные условия

Самое же поразительное то, что ни одна сила, ни в Сербии, ни в Черногории не проявляют серьезного беспокойства по поводу постоянных сокращений армии, так что ныне у нее всего пять более-менее боеспособных, пусть и неполного состава бригад (Гвардия,.63 парашютная.72 разведывательно-диверсионная,252 танковая.37 моторизованная), и еще ряд отдельных частей ранга батальона, при общей численности всех вооруженных сил в районе 50 тысяч. Эта армия имеет зону ответственности всю территорию Сербии и Черногории, тогда как при ее распаде, Сербия должна оставить себе тридцатитысячную армию, а Черногория армию численностью в 2500 человек, следую рекомендациям специлиастов из Европе,

Правда эти специалисты не уделили внимание тому факту, что от границы Санджака с Республикой Сербской до Горажде всего два десятка километров, а с другой стороны, такое же расстояние отделяет Нови Пазар от границы с Косово и Метохией и автопуть, идущий из Нового Пазара в Косовскую Митровицу преграждает лишь небольшая сербская община Рашка с центром в одноименном городе. Она же, даже с пограничной ей сербской областью Косово (северная часть города Косовска Митровица, села Лепосавич, Звечаны и еще ряд сербских сел вдоль дороги Рашка-Косовска-Митровица-Пришитина), имеет приблизительно сто тысячное сербское население, тогда как албанцев на Космете - два миллиона, а в Санджаке есть до трех-четырехсот тысяч мусульман.

Албанцы же только на Косово и Метохии, согласно опыту войн в Южной Сербии и в Македонии, как и массовых беспорядков на Косово, в состоянии собрать до десятка тысяч боевиков только собственными силами, и вооружить их не только стрелковым оружием, но и минометами и легкой артиллерией, а так же гранатометами и переносными ПТРК и ЗРК.

В случае же какого то резкого изменения политической ситуации, и появления на Балканах, новой геополитической силы, дружественной албанцам, вряд ли местные сербы вряд ли смогут противостоять планам по созданию зеленого коридора от Турции до Боснии.

В конце концов, в Турции у власти находиться правительство исламских фундаменталистов, и главным для них препятствием является собственная армия, удерживающая еще под своим контролем с полицию и спецслужбы. Но ничто не вечно, и раз в Иране в 1979 могла произойти исламская революция, то почему она не могла бы произойти в Турции. В случае же победы исламских фундаменталистов в Анкаре, лишь Америка будет для них препятствием в новых внешнеполитических авантюрах. Пока Америка сильна, но что произойдет, если она завязнет в Иране. Тогда сил для борьбы с турками у нее просто не останется.

Европейское сообщество тут не обязано вмешиваться. Политика - вещь хитрая и причины в ней всегда найдутся для любых действий или бездействия.

Главное препятствие этому - войска Европейского сообщества в Боснии и на Косово, но ничто им не препятствует оттуда выйти. Ссылки на общественное мнение смешны, во-первых, им легко манипулировать и югославская война это показала, а во-вторых, оно ныне не имеет никакого влияния на западную политику. На Западе к реальной власти приходят на выборах не в парламенты, а в советы директоров больших компаний. Справедливо и законно то, что хочет Запад, а то, чего он не хочет - несправедливо и незаконно.

Непонятно, чего ради Европа защищала бы сербов, болгар, греков и румын. Чем, собственно говоря, ей мешает власть ислама над Балканами, когда в 18-19 веках эта власть ничуть не мешала и старой, условно христианской Европе, и не посылай сюда Россия свои войска, здесь до сих пор была бы территория Турции.

Необходимо также учитывать возросшее влияние мирового исламского фундаментализма-"истинного ислама" в албанском сепаратистском движении. Опасность же от моджахедов превосходит опасность от боевиков УЧК. Сам Санджак, по своему горно-лесному рельефу весьма подходит для партизанских действий, и при этом, с одной стороны граничит е Албанией, а с другой с Боснией и Герцеговиной. Кроме того, территория Санджака разделена между Черногорией и Сербией. Немаловажно, что милиция Черногории на Косово не посылалась, а сама черногорская власть Мило Джукановича опирается во многое на поддержку партии албанцев, а так же, на партию черногорских либералов, которые считали, что Черногория оккупирована Сербией, и стоит первой отсоединиться от последней, как в эту шестисоттысячную республику хлынет иностранный капитал. Армия в Югославии за последние годы забыта собственной властью, и больших надежд на нее быть не может, тем более, во внутреннем конфликте; тогда как МВД Сербии не имеет право вмешиваться в дела МВД Черногории.

Что касается надежд Черногории на Европейское Сообщество, то, очевидно, они безпочвенны, тем более что последнее открыто не раз заявляло о том, что лишь Хорватия получит обязательства по вступлению в ЕС. Показательно, что ЕС словно ищет причины, дабы не принимать страны так называемого Западного Балкана (Сербию, Черногорию, Албанию, Македонию, Боснию и Герцеговину) в свои члены, ограничиваясь лишь экономической эксплуатацией последних путем торопливой "приватизации".

Создается впечатление, что ЕС вытянув то, что необходимо из этих стран просто передаст их туркам, для дальнейшей эксплуатации, то, что Турция член НАТО, ничуть ей не помешало и в 1974 году напасть та территорию Кипра и вступить в прямую войну со своим союзником по НАТО-Грецией

Политика это искусство реальных возможностей. Если у Турции при почти 60 миллионом населении имеется 600 тысячная армия, ныне по мощи своего вооружения приблизившаяся к армиям Германии и Франции, а если государств "Западного Балкана" вместе с Болгарией не наберется и сотни тысяч военнослужащих при том, что до десятка миллионов из где-то 35-40 миллионного населения потенциальная "пятая колона" Турции, то реальность для них печальна.

Хотелось бы тут просто напомнить старое римское изречение - "хочешь мира-готовься к войне", которое ныне мало кто вспоминает, в обществе, давно охваченном гонкой за довольно призрачным материальным благополучием.

***************************

Список используемой литературы: 1. "Шиптари и ислам"(Шиптары и ислам)Миролюб Ефтич"Графотомания"-Пырнявор 1995 /"Šiptari i islam" - Miroljub Jeftić, "Grafotomanija", Prnjavor, 1995. 2. Статья "Од гырчке Янине до Ниша"(от греческой Янины до Ниша)Лиляна Столетович.Газета "Глас явности"(Белград) /"Od grčke Janjine do Niša" - Ljiljana Stoletović, Večernje novosti", 02.03.2001. 3. Очерк "Албански тероризам и рат на Косово"(Албанский терроризм и война на Косово и Метохии)Джордже Ефтич. Газета "Вечерни Новости"(Белград)/ "Albanski terorizam i rat na Kosovu" - Đorđe Jeftić, "Večernje novosti" 4. Статья "Цырни досье албанске мафии"("Черный досье албанской мафии" Воислав Лалич)Журнал "Дуга"(Белград)/ "Crni dosije - Koza Nostra zazire od albanske mafije" - Vojislav Lalić, "Duga" 5. Очерк "Истина о лажи-Досье о Косово"("Правда о лжи"События на Косово и Метохии после прихода сил KFOR).Приложение к журналу Генералштаба Армии Югославии "Войска"(Армия)30.09.1999/"Istina o laži - dosije o Kosovu" - prilog časopisu "Vojska", 30.09.1999. 6. Статья "Кырв до колена-опасност такозвана"(Крови до колена,а опасность так называемая)Душан Милованович.Еженедельник "Ревия-92"(Белград)17.12.2002/"Krv do kolena - opasnost takozvana" - Dušan Milovanović, "Revija 92", 17.12.2002 7. Статья "ЙСО"(Бранко Богданович,Милан Галович ("Специальные силы полиции" -Специальное приложение No2 к журналу "Калибар" Журнал по вопросам стрелкового оружия Белград) /"JSO" - specijalni prilog br.2. magazinu "Kalibar", Branko Bogdanović, Milan Galović 8. Статья "Юбилей САЙ"(Исток Бойович ,Манойло-"Маньо" Вукотич,Бранко Богданович,Драган Джамич,Борис Войводич,Милан Галович,Дане Субашич."Калибар" Журнал по вопросам стрелкового оружия Белград) No62-2001) /"Jubilej SAJ" - Istok Bojović, Manojlo Vukotić, Branko Bogdanović, Dragan Džamić, Boris Vojvodić, Milan Galović, Dade Subašić, časopis "Kalibar", br. 62. 9. Албанская газета Kombi(Приштина).Декабрь 1998 года / Albanski časopis iz Prištine "Kombi", 29.12.1998. 10. Статья "Генерал спыржене земле"("Генерал сожженой земли".Д.Вуичич,Р.Мирков).Газета "Вечерни Новости"(Белград)12.10.1999 год/"General spržene zemlje" - D. Vujičić, R. Mirkov, "Večernje novosti", 12. 10.1999. 11. Статья "За храброст али и због мира у кучи"("За храбрость а и ради мира"Драголюб Петрович)Газета "Глас явности"(Белград)19.07.1999/"Za hrabrost, ali i zbog mira u kući" - Dragoljub Petrović, "Glas Javnosti", 19.07.1999. 12. Статья "КФОР крие злочине"("КФОР скрывает преступления" М.К.) Газета "Вечерни Новости"(Белград)16.09.1999 /"KFOR krije zločine" - M. K. - "Večernje novosti", 16.09.1999. 13. Статья "Маскиранье терориста"("Маскировка террористов" Василий Церович) Журнал Генералштаба Армии Югославии "Войска"(Армия)30.09.1999 14. Статья "Затиранье сырба у Србии уз помоч света"(Чистка сербов в Сербии с мировой помощью" Марко Вукович)еженедельник "Ревия-92"(Белград)20.08.1999 15. "Svi konci iz Prištine" - D. Vujičić, D. Sikimić, "Večernje novosti", 05.03.2001. 16. "Multietničko pokriće za pljačku" - Srđan Škoro, "Revija 92", br. 257., 20.08.1999. 17. "Zatvaranje Srba iz Srbije" uz pomoć sveta" - Marko Vuković, "Revija 92", br. 58., 03.09. 1999. 18. "U Mitrovici se lomi sudbina Kosova" - Marko Vuković, "Revija 92", 20.08. 1999. 19. "Biće privedeni milom ili silom (drama oko hapšenja Slobodana Miloševića)" - Z. Uskoković, S. Kraljević, "Večernje novosti", 01.04.2001. 20. "Nema mesta zabrinutosti zbog teškog naoružanja (ocjena generala Ninoslava Krstića u Bujanovcu) - Ž. Matić, "Politika", 17.03.2001. 21. "Projektilima po kućama u centru Tetova" - Milisav Krstić, "Politika", 17.03.2001. 22. "Eksplozija narodnog gneva" - specijalni prilog u novinama "Glas javnosti", 06.10.2000. 23. "Mirod čuka na vrata, vojnata ne mu otvara" - "Večer", 14.08.2001. 24. "Suđenje za ubistvo Zorana Đinđića - feljton "Nezavisne novine", jesen 2004. 25. "Čuvari svetog Ilije" - Nenad Đukić, "Svedok" 26. "NATO čeka potpisi od terorista" - Marija Lazarov, "Aktuel", 10.08.2001. 27. "Tetovo pod opsada terorista" - Irina Stajkovski, "Aktuel", 10.08.2001. 28. "Po osvetluvanje na terenot napadi i sa minofrlači" - "Veče", 14.08.2001.

 

* * *

В издательстве Крафт Вышла новая книга Олега Валецкого "Югославская война".
В книге описанны события 1991-95 годов в бывшей Югославии.В книге содержится подробное описание организации,тактики и стратегии сторон в этой войне,а также систем вооружения.Подробно описанны действия штурмовых отрядов,применявшихся сторонами,а так же тактика и организация разведывательно-диверсионных действий.Описанны действия воздушно-десантных войск,танковых войск,артиллерии,служб тыла,инженерных войск и ВВС.Много внимания уделенно политической ситуациии в бывшей Югославии,а также об идеологической борьбе в обществе.Затронут и фактор миротворческих войск ООН и мездународная дипломатия.Продается книга в магазине Фаланстер в Москве(улица Малый Гнездиковский переулок 12-27.Метро Пушкинская,По Тверской в сторону центра по правой стороне,переулок направо,вход под арку на второй этаж)Телефоны 8 495 5044795 и 8 495 6928821,емайл
falanster@mail.ru.Принимаются заказы на пересылку по России.
Оптовая цена книги 165 рублей.
Книгу также можно найти в магазинах Библио-Глобус,Дом Технической книги,Молодая Гвардия,Москва,Старый свет,
Дом книги(в Сокольниках), Дом книги Фолиант,киоск при институте Востоковедения(Рождественка 12)

* * *

The Papacy and Its Unholy State: A Worldwide  W a k e - u p   C a l l  to Orthodox Leaders

By Raphael Masterjohn, from “The Light of Orthodoxy,” Vol. 1, No. 1 (07/15/2007).

FROM THE EDITOR of "Orthodox Heritage:" In light of recent events, related to the self-declaration of the Latin Pope Benedict XVI and his reassertion of “universal primacy” for the Latins’ church, Orthodox Heritage has published this excellent and theologically correct article, written from the heart of an Orthodox layman. May our Lord reward him for his courageous stand and may all of our clergy, and especially our hierarchy, heed to this layman’s wake-up call.

Our position will remain that the current philo-papist and the related ecumenical movements are (at their best) a sell-out of Orthodox dogma, tradition and values. May our Lord and Savior grant His mercy and protect Orthodox faithful from the treacherous progression of ecumenism whose primary goal is the wipe-out of Orthodoxy!

The Faith which I was taught by the Holy Fathers, which I taught without adjusting according to the times, this Faith I will never stop teaching; I was born with it and I live by it.

On July 10, 2007, Pope Benedict XVI reasserted the “universal primacy” of his Roman Catholic church, approving a document released on Tuesday, July 10, 2007, proclaiming that Orthodox Churches are “defective.” This was the Pontiff’s latest manner of insulting Jesus Christ and His True Church.

For almost a thousand years since the great Apostasy of Rome, having separated from the true Catholic and Apostolic Church, the Papacy has falsely proclaimed itself the Catholic Church. Orthodox leaders of our times know that the Orthodox Church alone is the true Catholic Church, and we all confess this in our Holy Creed. These leaders have thought that dialogues with the Papists could bear fruit, hoping that Rome would renounce its errors and embrace the unchanging Orthodox faith. The Papacy will never budge a single inch away from its fundamental dogma: “the Pope is the only super-bishop ruling over all, to be questioned by no one, and the infallible representative of God on earth.”

The Pope says that the Orthodox Churches are indeed “churches” and that they enjoyed “many elements of sanctification and truth.” “But,” he said, “they lack something because they do not recognize the primacy of the Pope—and are defective causing them harm.”

The Pope insults the Lord Christ Himself, who is the Head of the Orthodox Church, His Body, for there is no separation between Christ and Orthodox Christians who live in Christ and in whom Christ lives. The Pontiff thus insinuates that Christ is defective and wounded to His harm. For whatever is said about Christ’s body, the Church applies to the Head of the Body. Christ established this truth, saying: And the King shall answer them, inasmuch as you did it to one of the least of these my brethren, you have done it unto me. (Mt 25:40). Insulting the Body of Christ necessarily redounds upon the Lord Jesus Christ, the Head of the Body.

A Loud, Wake-Up Call to All Orthodox Leaders, Worldwide

Be not deceived; God is not mocked, for whatever a man sows that shall he reap. (Gal 6:7).

Papal primacy, with its infamous and insane self-proclamation of infallibility, is the most damaging heresy ever to wage war against the true Church and Body of Christ, and it has been waging this war for over a thousand years. The Pope shamelessly proclaims to the world that the Papacy is the Church that Christ founded on earth. No wonder the name of Christ is blasphemed among the nations, for the Pope is not at all like Christ. Christ said of Himself, Take my yoke upon you and learn of me for I am meek and humble in my heart and you shall find rest for your souls. (Mt 11:29). Christ descended into the world to offer Himself as a ransom, to be mocked and spat upon, to be struck and crowned with thorns, and be crucified. Then, as our Creed says: On the third day He arose from the dead . . . and He shall come again in glory to judge the living and the dead, whose Kingdom shall have no end.

In 1870, the Papacy proclaimed the wretched idea of its own infallibility to all its followers and the whole world. Many Papal bishops protested vociferously but to no avail, for the travesty was already accomplished. Their protests fell on deaf ears, and gradually the whole Papacy accepted the most unacceptable dogma of supreme arrogance—the infallible man! With an infallible man sitting in Rome, what need is there for the God-Man Christ? They assert that He is away up in heaven, but we have our own man-god sitting in Rome. All our hope is in him, for he can never lead us astray as he is protected with infallibility. The Pope, having the only keys to heaven, promises to open the pearly gates for those who honor him and pay him homage.

Poor deceived people, is your promise of salvation in the Pope or in Jesus Christ? Was the Pope incarnate and crucified for you? Christ is calling you to abandon the Papacy. I am the light of the world, whoever follows me shall not walk in darkness but shall have the light of life. (Jn 8:12). The Pope is not the light of the world, and he knows it well. All the Vatican knows that the Roman Papacy was officially established on forged documents which supposedly gave him all religious and secular power in heaven, on earth, and under the earth, holding all the keys to everything. Open your Bibles and you will see that the Pope cannot bring you to heaven, for each one of us will stand before God alone and be judged for what we have done in this world. Christ does not call us to honor and pay homage to a particular Bishop, Patriarch or Pope. He does call us to abandon all sin, to pray with fasting and tears, to struggle, and as He commands: Be holy for I am holy. Be perfect as your Father in heaven is perfect. (Mt 5:48).

Deception, Slaughter and Forced Conversions

Billions have been deceived into believing that the Papacy, even after 1870 with the Pope now propelled to the utter pinnacle of haughtiness, is the same Church that Christ founded. But it is not the same for the Light of Orthodoxy, Christ, is the Good Shepherd, and arrogance and falsehood are foreign to the God-Man. For nearly a thousand years, since the great schism, or more properly, the Great Apostasy, the Papacy has both openly and clandestinely waged war against Christ and His Orthodox Church, slaughtering countless martyrs and witnesses, who refused to become enslaved to the Pope of Rome, if only by commemorating his name. As recently as WWII, the Papist Archbishop Stepinac was behind the Ustashi’s slaughter of almost a million Serbian Orthodox Christians. Many were offered a single opportunity to survive—to reject Holy Orthodoxy with Christ as their Head and Leader in faith and recognize the Supreme Pontiff and Pope of Rome as their head and leader in faith. The bloody Stepinac, the war criminal who blessed the slaughter of Orthodox Serbs, was recently sainted by the Pope of Rome. As St. John of Kronstadt declared: The Pope usurped the authority of Christ… a string of blood runs through their history. (from “My Life in Christ”). Much of the blood spilled and blessed by Papal agents was that of Orthodox Christians, as history confirms.

Dialogue with this heretical enemy is forbidden by Holy Scripture. A man that is a heretic, after the first and second admonishment, reject, knowing that such a man is subverted and sins being self-condemned. (Tit 3:10-11). If some say that the Papacy is not heresy, St. John the Theologian and Holy Apostle advises: They went out from us, but they were not of us; for if they had been of us they would have continued with us: but they went out that they may be seen, that they were not of us. (1 Jn 2:19).

The Pope Does Not Desire Union

The Pope has no desire for union, and this demonstrates the hypocritical intent of the Papacy. The dialogues that are taking place are a sham, for why are there dialogues when the Pope openly declares that he does not seek union. The Pope cannot possibly alter his concept of being the “true church.” He does not want to repent and join Orthodoxy, and for this reason, in his mania, he calls us “defective.” His statement assures us of these things. His only goal is absolute dominion and authority over the Orthodox Church of Christ. The Devil has tried this in the past and he will try again. The Pope’s desire is one: to seize us and place us under his dominion and authority and thus succeed in robbing us of our freedom in Christ. He has said that he will seek a new way to exercise his authority as a robber who tells you that he will find a new way to rob your house.

The Pope has always sought to spiritually plunder and rob Orthodox Christians of their true Faith. He has demonstrated this many times, especially during the Fourth Crusade, when the Papists sacked the City, raping and slaughtering its inhabitants. Later, his soldiers of fortune violated the Holy Mountain and massacred many monastics. What was the monastics’ crime? They refused to pray with the Papists and pay homage to their unholy leader, the Pope. The Pope went on to invent Unia, wherein Orthodox Christians receive significant material help from the Pope and keep all their traditions, but lose their Orthodoxy, for they were forced to commemorate “the (un)Holy Father, the Pope of Rome.” These ex-Orthodox traitors became know as “Uniates.” What is their goal since abandoning the true Faith? They join the Pope and wage war against the faithful Orthodox—a war that continues to this day. The instant they accepted this offer and fell into the trap, they lost the grace of the Holy Spirit as well as their eternal salvation, for they chose the Pope in preference to Jesus Christ. They are despised by Catholics and shunned by the Orthodox Christians; they have accordingly surrendered their eternal inheritance found only within the true Faith, the Orthodox Faith. This is what will happen to all Orthodox Christians who join the Pope. It is spiritual suicide, for Christ will place them among the goats.

The Pope Provides Clarity of His True Position

The Pope has indeed cleared the air. He has proclaimed all future discussions to be null and void, for he has made it perfectly clear that nothing expected will come of them, and the Papacy will never change. It is the duty of all Orthodox leaders to immediately cease the folly of wasteful and dangerous dialogue with the enemy of Orthodoxy. He has insulted Christ and His Body as defective, which includes the Theotokos, the Holy Apostles, Holy Orthodox Fathers, and millions of Saints, Martyrs and Confessors. For all of these constitute the Body of Christ..

The Theotokos Proclaims the Papists Enemies of Her Son and Herself

When the Papists attacked Mt. Athos in the 13th century, the Theotokos warned a monk through her holy icon, as he was chanting to her, Rejoice! From her icon, she suddenly replied: And you rejoice, holy elder; go and warn the Elder Thomas at the Monastery that my enemies and my Son’s enemies are coming.

Indeed, the inimical Papists did come as the Virgin foretold, demanding that the monastics submit and commemorate the Roman Pontiff. They ruthlessly slaughtered monks with the sword, others they drowned or burned to death with fire. They were offering the monastics life in return for a single bow to their master, the tyrannical Pope. Let all of us from this day on, remember these words of the Theotokos: My enemies and my Son’s enemies are coming. Let us ignite a fire in our hearts to fight against the Papacy and all heresies, as our Forefathers fought against heresies in their days, preserving and passing down to us the Holy Orthodox Faith. The Holy Theotokos leaves no doubt that the Papacy is the arch-enemy of the Orthodox Church, and they continuously seek to deceive Orthodox Christians so that we abandon the true Faith and submit to this imposter.

Orthodox Leaders, Abandon This Enemy of our Faith

Orthodox leaders, with the Orthodox blood of Jesus Christ coursing through your body and soul, it is your sacred duty to lead us to victory over heresy and to openly challenge the Papacy with all its false claims, false dogmas and false hope of salvation. Boldly proclaim to the whole world his insults and blasphemy against Christ and His Holy Church, purchased with His Blood. If God be for us, who can be against us? (Rom 8:31). Think of this: if one of us dared to claim for ourselves what the Pope claims for himself, who would tolerate or give attention to such a person? Most people would say that we have lost our sanity. But what does this say about the Pope? For the Pope claims supreme primacy and infallibility, seeking homage from the whole world and the honor and glory for which he thirsts.

Wherever he goes he longs repeatedly to hear the cry of the masses: “Viva il Papa.” Great effort is made by thousands to draw near the Pope. However, not much effort is exerted to draw closer to Christ. Christ taught us to draw near Him, follow His example, and to fast and pray that our life may reflect Him with meekness, humility and the burning desire to suffer for the sake of Christ and Holy Orthodoxy. The Lord who came down from heaven desired no earthly glory, My kingdom is not of this world. (Jn 18:36). Indeed, for His desire was to undergo His voluntary Holy Passion and to be crucified in the flesh, in order to save and resurrect into eternal life all those who chose to honor and love Him. But the Pope does not seek the glory of God but his own glory before the whole world. He firmly demands that he be recognized as the one and only “super Bishop,” rising high above all mankind and high above every other Bishop or Patriarch. He claims that he is the only authority in the Church. Every clergyman and layman must be subservient to him. The Pope asserts that he alone is Christ’s Vicar, having been “appointed by the God-Man.” Indeed, they do not believe that the God-Man is present in the Papacy. But, if Christ the God-Man is absent from the Papacy, the Holy Spirit is also absent, for wherever Christ is, there also are the Father and Holy Spirit. The Pope not only usurped Christ’s authority but also the authority of the Holy Spirit, claiming to be the guide of the entire church.

Let us attend as Jesus Christ establishes who is the genuine Guide and Leader of His Church: I have yet many things to say unto you, but you cannot bear them now. However, when he, the Spirit of Truth is come, he will guide you into all truth, for he shall not speak of himself, but whatever he shall hear, that shall he speak, and he will show you things to come. (Jn 16:12-13). The Holy Spirit is the Comforter of Orthodox Christians and guides us into all truth.

The Imposter Pope Speaks

The Popes theorizes: “Christ is not present but absent and invisible. Behold me! I have been appointed by Christ as your head. I am the visible Head of the Church, and only by unity with me are you in the church. Do not think that the Holy Spirit is your guide, for I am your guide and I will lead you into all truth, which I and only I will proclaim from Rome. For God has bestowed upon me alone, universal primacy and authority over the entire world. More than that, it is impossible for me to err in the faith for I alone am the reliable and infallible one! I alone possess the keys to heaven and hell. I stand before you as a humble and gentle man.”

Indeed the Pope appears as a harmless and loving man, but the Papacy never ceases to plot and scheme so as to destroy the Orthodox Church which alone stands against his fraudulent empire from below and hampers his quest of absolute dominion over all Christians. For the Lord is the Master, Head and King of Orthodoxy and the Holy Spirit is our Comforter and divine Guide. Certainly the Pope’s guide and mentor is not Jesus Christ or the Holy Spirit, for Christ clearly says My kingdom is not of this world. (Jn 13:86).

Jesus Never Gave His Authority to One Man; Certainly He Did Not Confer This on St. Peter

Jesus Christ has never abandoned His Church, nor did He establish the Pope as his vicar, nor did He give him authority over His Church; for Christ alone is above all men. Christ alone has the primacy in His Church. Christ the God-Man is our sinless and infallible Master, a characteristic that can never apply to any sinful man. Christ refutes Papal claims, as He spoke and gave His divine authority not to one man, not to the Pope or Peter, but to all of his Disciples: Jesus spoke to them, saying: All authority has been given to me in heaven and on earth. Go therefore, and teach all nations, baptizing them in the name of the Father and of the Son and of the Holy Spirit; teaching them to observe all things that I have commanded to you, and lo, I am with you to the close of the age. (Mt 28:18).

Behold, here is the authority of the One Holy Catholic and Apostolic Church known as Orthodoxy. Jesus Christ never places His authority in the hands of one man, for He demands two or three witnesses in everything. The Papacy apostatized from the Church that Jesus Christ founded and established a strange and new system with tyrannical authority posing as Vicar of Christ. For where two or three are gathered in my name, there am I in the midst of them. (Mt 18:20). Christ taught us that He came in His Father’s name: I am come in my Father’s name, and you do not receive me; if another shall come in his own name, him you will receive. (Jn 5:43). When the Bishop of Rome usurped authority over the whole Church of Christ, he went out in his own name, proclaiming his authority and worldly power, and the world received him and offered him homage.

For the love of our Lord Jesus Christ, for our Holy Faith preserved by Christ, for the rivers of blood shed by martyrs for two thousand years, for our Holy Mother, Orthodoxy, let all faithful and noble Orthodox leaders, worldwide, abandon the inane philo-papism which can only lead us further away from Christ. Let all Orthodox then rise up and with one voice solidly refute the papal mania, which causes the leader the Latins to imagine himself as a savior above all humanity, holding the keys to heaven and hell, and deciding who enters heaven and who is shut out. He is a man who fancies himself as the teacher of mankind, and as the only representative of God on earth. He forbids anyone to judge him for anything, yet claims to be the absolute judge of everyone. Who would doubt that such egoistic ideas are the ravings of a maniac? How can any reasonable person believe that the meek and humble Christ would leave mankind in the hands of a haughty and arrogant man who claims to possess properties that belong exclusively and unequivocally to God alone?

The Pope Spits on Orthodox Christians, Declaring Them “Defective”

With respect to our Holy Orthodox Faith, he spits out calling us “defective,” the one and only Church that constitutes the genuine Body of Christ, and in spitting on us, he does the same to our Lord. Who can remain passive and asleep, upon hearing this clarion call to action? The Pontiff has thrown down the gauntlet. The supreme majestic and pompous Pontiff cries out: “I accuse all Orthodox Christians to be defective. You are harmfully wounded, unable to be saved without my supreme Majesty! If you will be perfect, come under my dominion. You are defective and sorely need me, the only one who can make you whole, for without me you can do nothing.” O the audacity and pride!

A Call to Action

Arise Orthodox Patriarchs, Metropolitans, Bishops, Priests, Deacons and laymen! Let the whole Orthodox world arise for the sake of Holy Orthodoxy on which the wild beast in Rome is now attacking, insulting our Lord and His Body. I beg all of you, do not stand idly by while this apostate claims that he is the Church, that he is the Lord and Master of the Church, that he is the only Head and Guide of the Church. Never again meet with this enemy or communicate about sacred things with him. Will you dare to call the Papacy a sister church again? Will you dare to accuse the Holy Spirit of sanctifying their banalities, asserting their sacraments as valid? Will you again dare to call the pontiff a brother in Christ? Christ himself commands you and all of us to avoid the false teachers and preachers who claim that Christ is with them. One is your Teacher, Christ, and you are all brothers. (Mt 23:8). All of us who fail to speak out and separate from them, and challenge their apparent authority over the world, will certainly be condemned by Jesus Christ and cast out of the kingdom as worthless servants.

Renouncing the pseudo-Christ Pope, let us proclaim Christ and His true Church before men. To not confess the true Church and distinguish it from the false churches is the same as to deny Christ. Whoever, therefore, shall confess me before men, him will I confess also before my Father who is in heaven. But whoever shall deny me before men, him will I deny before my Father who is in heaven. (Mt 10:32-33).

We, the Orthodox Christians throughout the world, have inherited the unsullied faith of Christ, the faith of the Apostles, the faith of the martyrs and saints, and this faith has been passed down to us, from generation to generation, for two thousand years. As stewards of this precious Faith, it is our sacred duty to defend our Holy Orthodoxy and refute the Pope along with his insults as he proclaims that Christ and His Body are spiritually defective. As lovers of truth, we always have and always will reject all cries of the wolves to follow a pseudo-Christ, for Christ forewarns us to remain faithful to Him alone. We are His sheep and have no other Shepherd, and as sheep we know our Shepherd, and we will not follow a hireling.

Then if any man shall say unto you, behold, Christ is here or there, do not believe him. For there shall arise false christs and false prophets, and shall show great signs and wonders, so much as to deceive even the chosen ones. Behold, I have told it to you before. (Mt 24:23-24).

Arise O Lord, show your power and authority! Come and save us who are faithful to You, O Lord! Heap evils upon them, Lord, who are glorious on earth! Take the more humble and meek among them, who are in the enemy’s clutches, out of the Papacy and into the bosom of Orthodoxy, granting them and us your great mercy and eternal life.

Orthodox Heritage Aug. 2007

* * *

     ON  ORTHODOX  AND ROMAN  UNITY 

G.M. Soldatow

It is sinful for an Orthodox Christian to even think about the possibility of unity with heretics, schismatics or non-Christians until they unconditionally accept Christ’s teachings, the decrees of the Seven Ecumenical Councils and the Church canons. This is the position of the Holy Orthodox Church.

There are people in the world who are misled by these words of Holy Scripture “and other sheep I have, which are not of this fold; them also I must bring. And they shall hear my voice; and there shall be one fold, and one shepherd”. (John 10:16).  Based on this Scripture, ecumenical meetings, conventions and dialogs on theological concepts have taken place. This approach to such ecumenical activity is wrong.  In such meetings, these people put the Lord’s teaching on the same level as heresies, the philosophies of cults and even demonic teachings. There is only one Lord – Jesus Christ- and only one teaching for the salvation of people.  Unity should not be achieved by compromising the Faith.

In my opinion when the Roman church participates in such ecumenical activity, it is on the road to compromising Christianity. Those who choose to achieve unity by distorting Christ’s teachings should remember the words: “have not I chosen you twelve, and one of you is a devil?” (John 6: 70)  I consider it wrong that Pope John Paul II kissed the Koran, witnessed the positioning of the statue of Budda on top of the tabernacle, when he visited a Buddhist leader as an equal. It is also incomprehensible that the Pope would accept anointing by a Hindu priestess with the pagan “Sign of the Tilak”. It is my sincere opinion that this kind of ecumenism will not lead to unity and is a betrayal of Christianity!

What about the present “Enforcer of the Faith” Pope Benedict? Is he different, or is he negotiating with the neo-communists following the steps of earthly rulers toward the unity of all religions in preparation for world government and the coming of the Antichrist?

As St. Alexis remarked more than 100 years ago- the missionaries of the Roman church ask only that non- Christians  accept the Pope as the Vicar of God on earth and, in their opinion, everything else is unimportant and will be acquired by converts later.

This method of conversion is not practiced by the Orthodox Church. People should be like newborn children accepting the world as it is. They should accept Christ’s teaching with no exceptions and no desire to introduce changes.

Pope “Ratzinger on several occasions suggested that Rome’s single condition for intercommunion with the Orthodox should be that they accept the teaching of the first millennium of the primacy of the Pope” (Cardinal Ratzinger, John L. Allen Jr. N.Y. – London 2000, pg 226) He argues that  “the primacy of the pope cannot be reduced to a “primacy of honor”. (ibid pg. 227). But in reality there was no such supremacy – all Christ’s Apostles, and their Successor Bishops were equal in their rights.

An Orthodox Christian sees the many differences that now divide the Orthodox Faith and the Roman.

An Orthodox does not accept the Pope as the Vicar of Christ, nor the so called “purgatory” nor indulgences. They are not in accordance with the Holy Scriptures or the teaching of the Church.  Christ said that “behold I am with you all days, even to the consummation of the world” (St. Matthew 28: 19-20) Therefore since the Lord is with us all the time there is no need for a Vicar! The Orthodox Church also does not accept the so called Filioque and in the past it was even rejected by Pope Leo III since it was introduced with political and not religious goals.

The teaching of the “immaculate” conception of the Most Holy Virgin was introduced in 1858 and previously was unknown in the Church and is against the teaching that only Christ was born without original sin.

The idea of Papal infallibility was not universally approved.  In 1870, 764 Bishops came to a Council in Rome and only 283 Bishops voted for the teaching of infallibility and 51 voted for it conditionally. Many voices were heard against it such as that of Bishop Joseph Strossmayer.

The Roman church took away from children the right to have Holy Communion.  They also changed the sacrament of Communion from bread and wine to just bread, just the body of Christ.  For the last 900 years, Roman priests have been forbidden to marry and to have their own families. This had led to many moral crimes and secret affiliations of clergy which have brought disastrous lawsuits, tearing the church apart.

There are many other changes introduced in the Roman Church that are, in the Orthodox view, against Christ’s teaching and on this basis the Holy Orthodox Church considers the Pope as “the first Protestant”, who broke the unity of the one Faith of Apostolic Christendom.

As is known President Putin and the neocommunist government in the RF strongly pressured for the unity of the Russian Orthodox Church in Exile with the MP (although only part of the ROCOR agreed).  Now the goal of leaders in the Kremlin is to achieve also the unity of the Orthodox Church with Rome. They are not interested in Christ’s teachings and dogmas since their goals are purely political. But these leaders of government and the Patriarch with his metropolitan-office are not Russian Church representatives. The Patriarch and his Metropolitans and also many Bishops were appointed many years ago by the Soviet government for their service and many Orthodox believe that they do not represent the true Orthodox Church.

Rome’s goal was to rule the world and the religion of the Roman Emperors was used as their tool. Emperors proclaimed themselves as living gods, as did the Pope in the past, for example in this statement: He is “Our Lord God the Pope”. (Extravagantes of Pope John, Chap.4, col. 140, title 14, edition of 1556). The Popes, whose ambition, using every means, is to dominate both church and state and subsidize them to their own supremacy. Even here in North America Roman clergy  such as Cardinal Manning taught: ”The Pope alone has the right to define the limits of his own authority and the limits of the authority of the state: it is the Pope’s duty to pronounce not only the rights of individuals, but of peoples, nations, and their rulers”. The Decree of the Council of Bishops, under Pope Gregory VII, was that: “The Pope alone ought to wear the token of imperial dignity; all princes ought to kiss his feet; he has power to depose emperors and kings and to be judged by none’. And Archbishop Ireland, who refused the right of Uniate Priest St. Alexis (Toth) in Minneapolis, Minnesota to have his own church for the emigrants from Carpathia said: “The will of the Pope is the supreme law of all lands”.

Concerning the civil authorities and their duties to the State the Roman Catholics are guided by such statements as that by Vicar General Preston (New York): “Roman Catholics must obey their bishops whether right or wrong”. “Nationalities must be subordinate to religion, and must learn we are Catholics first and citizens next”. The worshippers are advised: “The Roman Catholic citizen of the United States owes no allegiance to any principle of the government which is condemned by the Pope” (The Tablet, R.C.) “When a Catholic candidate is on a ticket and his opponent is a non-Catholic, let the Catholic candidate have the vote – no matter what he represents” (The Catholic Review).

The Mother Church of Christendom, the Holy Orthodox Church in hope of unity and return into the Church of those who were misled, always in every Liturgy prays “for the peace of the whole world, for the welfare of God’s holy Churches, and for the union of them all, Lord have mercy”. (3rd petition in the Great Litany)

Pope Benedict will have no difficulty set before him in approaching the Orthodox Church, if he approaches it in the spirit of Christian love and humility, striving with the Holy Orthodox Church “for the peace that is from above, and for the salvation of souls”, but we are sure that he would have to leave in the Vatican all Roman inventions, additions to dogmas and any worldly and political aspirations.  The Universal Church would extend her hand over the chasm of years and welcome reunion on such a basis.

And since Pope Benedict calls for a  return to the order of the first centuries of Christianity it should be remembered that the Holy Ecumenical Council in Chalcedon (475) established 5 Patriarchates, that in honor are all equal: 1) The Patriarch of the Old Rome, 2) The Patriarch of the New Rome or Constantinople, 3) The Patriarch of Alexandria, 4) The Patriarch of Antiochia and 5) the Patriarch of Jerusalem.

If Pope Benedict and the Roman Catholic Cardinals really want to follow the Lord’s wish for the unity of the Church, then they should  turn not only to the Patriarch of Constantinople but to all Orthodox Patriarchs, who can then make a decision about the return of the Roman Catholic Church into the Family of Orthodox Churches.  The position of the Ecumenical Patriarch of Constantinople, after the Pope of Old Rome left the Universal Church, in contemporary lay language is “Chairman of the Board”, and as such he can’t make decisions without the consent of the other Patriarchs.

* * *

Благодарим за присылку замечательной работы С. Федорова, прекрасно осветившего отход римо-католической церкви от Апостольского учения и коварного проведения т.н. экуменизма, повлекшего верующих к отхождению от веры в Христа.

* * *

АНАЛИЗ  ДОГМАТИЧЕСКИХ  И  ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ  ВТОРОГО  ВАТИКАНСКОГО  СОБОРА

Федоров С. ТДС

В результате грехопадения человек потерял способность боговедения, чистого лицезрения божественной Славы, уподобившись тем самым, заблудившемуся слепцу. Не желая погибели человеку, Господь на протяжении всей истории, подавал отпавшим Свою помощь, посылая праведных людей, которые, живя среди народа, возвещали им волю Божию.

Но несмотря на это, человек по своей пораженной грехом природе все же продолжал делать и искать беззаконие, которое стало для него образом жизни, к величайшему сожалению, вне своего Творца. Одним из ярчайших и главных проявлений этого прискорбного факта является существование множества религий и вер. Разделение христианского мира началось еще во времена Вселенских Соборов, когда от Единой Святой и Соборной Апостольской Церкви отпадали несогласные с ее учением еретические сообщества ариан, несториан, монофизитов, образовывая свои собственные церкви. Из них к настоящему времени сохранилась небольшая группа, так называемых «дохалкидонских» или «Восточных Православных Церквей», среди которых наиболее крупные – Армянская, Эфиопская и Коптская монофизитские церкви. Однако самое большое и трагическое «разделение» христиан произошло в 1054 году в результате отпадения от Православной Церкви римо-католиков и затем отделения от них в 1-й половине 14 века протестантов. Таким образом в христианском мире образовались три основные конфессии: Православие, Римско-католичество и протестантизм.

В отличии от католичества и протестантизма, которые избрали путь внесения в свои веры дополнений, изменений и новых учений, зачастую противоречащих апостольскому христианству, Православие пошло по пути сохранения в неизменном виде основ данной Иисусом Христом и Его Апостолами.

Данная работа посвящена одному из самых значительных, по мнению ряда исследователей, событию, произошедшему в ХХ веке на II Ватиканском соборе - преобразование догматического учения Римско-католической Церкви, что впоследствии возымело необыкновенное, по своей силе и масштабу, влияние на все западное богословие, произошла глубочайшая переориентация христианской Церкви Запада.

II Ватиканский собор, или 21 Вселенский собор, как его называют сами  католики, проходил в государстве Ватикан с 1962 по 1965 год. Собор состоялся под председательством двух римских епископов: заседания открылись при Иоанне ХХIII, а завершилась деятельность cобора под чутким руководством папы ПавлаVI, которому пришлось принимать важнейшие судьбоносные решения, как отмечают сами католики, в ситуации глубочайшего кризиса. В то время отток духовенства из Римско-католической церкви поражал своими масштабами, в одних только Соединенных Штатах число отпавших превысило тысячу человек в год, а количество тех, кто считался практикующими католиками, становилось все ниже по отношению к тем католикам, которые считались таковыми по факту рождения или национальной принадлежности. Сложившаяся ситуация католическими иерархами и богословами оценивается как подобная той, которая была в Европе перед эпохой Реформации, эпохой кризиса католицизма. II Ватиканский собор стал своего рода реакцией на столь критическую обстановку духовной жизни церкви. Соборные определения и связанные с ними последующие реформы, как отмечено выше, вызвали весьма значительные изменения как во внутрицерковной жизни, так и во внешних диалогах Католической церкви. Это обусловлено прежде всего тем, что в погоне за межрелигиозным объединением Церковь признала богооткровенность языческих верований и спасительность якобы присущей им благодати. Столь радикальное изменение религиозного вектора мысли западной Церкви не могло не повлиять на самую консервативную часть церковной жизни - богослужение. В результате этой богослужебной реформы в лоне Католической церкви произошел очередной раскол. Также до сих пор остается нерешенным вопрос: в чем же заключается миссионерская деятельность Римско-католической церкви. С одной стороны - несут свет Евангелия язычникам, а с другой – проповедуют Христа среди своих же братьев христиан на территории исконно православного государства – России. Столь пристальное внимание со стороны Католической церкви стало настолько очевидно, что на защиту своих граждан выступили представители Государственной Думы, которые в своем законопроекте, обращенном к президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину, предлагали ограничить деятельность приходов Римско-католической церкви.

Как из зараженного источника не может бежать чистая вода, так и от узаконенного заблуждения можно ожидать, к сожалению, только заблуждение. Приняв однажды духовное руководство папы над всей полнотой Римской церкви, католики фактически отреклись от премудрого Правителя Неба и Земли, Который и веки сотворил. Несложно в таком случае, приводя слова святого праведного Иоанна Кронштадтского, реально оценить правильность выбранного ими пути: «Папы вообразили себя главами Церкви и основанием ее и даже наместниками Христовыми, что нелепо и ни с чем не сообразно. А отсюда все кичение римских пап и их давнишняя предензия на главенство и самовольное управление всею Вселенской Церковью. Ну уж и натворили папы в своей папской церкви разных фокусов, разных ложных догматов, ведущих к фальши и в вере, и в  жизни. Это вполне еретическая церковь»[1].

В данной работе произведена попытка анализа вышеперечисленных и ряда других, не менее актуальных на сегодняшний день, вопросов с целью определения наиболее правильной дистанции во взаимоотношениях между Православной Церковью и Католической.

* * *

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ЧАСТЬ I ДОГМАТИЧЕСКИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ЦЕРКВИ II ВАТИКАНСКОГО CОБОРА

ГЛАВА 1. НАСЛЕДИЕ I ВАТИКАНСКОГО CОБОРА. УЧИТЕЛЬНАЯ БЕЗОШИБОЧНОСТЬ РИМСКОГО ПЕРВОСВЯЩЕННИКА
    1.1 Исторический обзор формирования догмата. Пий IX – «непогрешимый»
    1.2 Безошибочность в свете II Ватиканского cобора
    1.3 Единство Церкви согласно конституции 1964 года
  ГЛАВА 2. НОВОЕ ДОГМАТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ, ПРИНЯТОЕ НА II ВАТИКАНСКОМ CОБОРЕ
    2.1 «Духовное родство» христиан и иудеев
    2.2 О духовной близости христиан и мусульман
    2.3 О духовной близости христиан и язычников
    2.4 Нововведения II Ватиканского собора и их противоречия христианству
ЧАСТЬ
II. ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ II ВАТИКАНСКОГО СОБОРА
  ГЛАВА 1. РЕФОРМА БОГОСЛУЖЕНИЯ
  ГЛАВА 2. ДЕКРЕТ II ВАТИКАНСКОГО СОБОРА ОБ ЭКУМЕНИЗМЕ
    2.1 Предварительные понятия
    2.2 Религиозная основа экуменизма
    2.3 Попытка экклезиологического обоснования экуменизма
    2.4 Главное достижение экуменизма
  ГЛАВА 3. МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РИМСКО-КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ
    3.1 Позиция II Ватиканского собора
    3.2 Патриаршие Церкви Востока
    3.3 Уния. «Восточный обряд»
    3.4 Законопроект об ограничении деятельности католических приходов на территории Российской Федерации
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

* * *

ЧАСТЬ I . ДОГМАТИЧЕСКИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ЦЕРКВИ II ВАТИКАНСКОГО Cобора.
Глава 1. Наследие
I Ватиканского cобора. Учительная безошибочность римского первосвященника
1.1 Исторический обзор формирования догмата. Пий
IX –«непогрешимый»

Как уже было отмечено, роль римского первосвященника в жизни Вселенской Церкви в значительной степени неоправданно преувеличивалась до главенства и контроля папы над всеми поместными Церквами. Из года в год, из поколения в поколение позиция римского престола становилась все более и более непримиримой. В решении сложных, требующих всестороннего соборного обсуждения вопросов римские епископы пытались безапелляционно навязать свое решение, тем самым желая единолично возвышаться над соборным разумом, родственных во Христе, восточных епископов.

На протяжении многих веков Римская церковь вынашивала в своем сознании новую, по своему дерзновению неведомую прежде христианскому миру, доктрину: догмат о единоличной власти римского епископа над всей полнотой Вселенской Церкви, при этом папе присваивается абсолютная непогрешимость и безошибочность в вопросах веры и нравственности.

«Завершением развития католического учения о власти папы над Церковью явился провозглашенный в 1870 году папой Пием ІХ на Первом Ватиканском соборе догмат о папской непогрешимости в делах веры, переносящий функции Церкви на ее высшего иерарха»[2]

Какая причина? Почему папа Пий ІХ возводит это учение в степень догмата – истины, которая не может быть апеллирована никем и ни при каких обстоятельствах? Отвечая на этот вопрос, попытаемся проанализировать как личность самого Пия, так и сложившуюся в то время обстановку в Италии.

Родился граф Джованни Мастай-Феррети (будущий папа Пий ІХ, прозванный «непогрешимым»), в смутное время, «… когда Франция была объята пламенем революции»[3]. В 19 лет поступил лейтенантом на службу во французскую армию, вскоре после падения могущественной империи Наполеона перешел на сторону Австрии, а чуть позже в папскую гвардию Пия VII, «… с которым его связывали отдаленные родственные отношения. Вскоре эпилепсия, которой страдал этот аристократ, заставила его оставить военную службу и (что самое интересное. – Ф.С.) посвятить себя духовной деятельности»[4]. На духовной ниве молодой и энергичный Мастай-Феррети стремительно восходит по иерархической лестнице. Уже в 35 лет он становится архиепископом Сполето. Столь триумфальное шествие предваряла миссия в Южной Америке «… в качестве неофициального агента курии для установления контактов с руководителями республик…»[5].

В 1846 году в возрасте 54 лет, заручившись поддержкой курии, Мастай-Феррети становится верховным понтификом святого града Рима. Новый глава Римской Церкви начал свою первосвятительскую деятельность с решения политических вопросов. «Он амнистировал в Папской области политических заключенных, решил вернуть на Родину эмигрантов, легализовал издание оппозиционных газет и учредил государственный совет – нечто наподобие парламента»[6]. Фактически папа делает все для того, чтобы помешать объединению разрозненной в то время Италии и создать новое, самостоятельное государство - Ватикан. С помощью швейцарской гвардии, присланной Наполеоном III, и «папских волонтеров» удалось взять власть в свои руки. Сторонниками Пия ІХ были организованны отряды, «…которые сеяли террор в южных областях Италии, грабя и убивая итальянских патриотов»[7].

В то же время папа любил устраивать приемы, балы, в своем дворце, для знатных аристократов. От сюда пошло выражение: «Vita di papa» - «Жить по- папски»[8].

Внешне установленная власть, по всей видимости, не удовлетворяла решительно настроенного понтифика, необходимо было более законное основание своих действий, более прочный идеологический фундамент, с помощью которого он мог бы убедить в своей правоте всю Церковь. Первым решительным шагом Пия ІХ на пути идеологической реформации Церкви стал изданный им в 1864 году «Силлабус», или «Список современных заблуждений». В нем «…Пий ІХ отлучил от церкви тех, кто утверждал, что «церковь в своей деятельности не должна… обладать прерогативами светской власти» (заблуждение ХХІV); что «церковь не имеет естественного и законного права приобретать и владеть земными благами» (заблуждение ХХХ) … Пий ІХ называл свободу совести – «безумием», свободу слова – «смердящим заблуждением»[9].

Теперь все было подготовлено, теперь многое оправдано и логическое завершение столь претенциозного поведения папы не заставило себя ждать: в конце 1869 года папа Пий ІХ созвал «вселенский собор», который вошел в историю под названием Первого Ватиканского собора. На нем присутствовало 323 кардинала, епископы, архиепископы и 4 тыс. прелатов. «После бурных дискуссий Пию ІХ и его сторонникам удалось навязать собору догмат о папской непогрешимости» [10].

«Постановление Ватиканского собора гласит: «Твердо держась предания, дошедшего до нас от начала христианской веры, мы во славу Бога Спасителя нашего к возвышению католической религии и ко благу христианских народов, с согласия Священного Собора, учим и определяем как богооткровенное учение, что, когда римский первосвященник говорит со своей кафедры (cum ex cathedra loguitur), то есть когда, исполняя свое служение как пастырь и учитель всех христиан, он в силу своей высшей апостольской власти определяет учение о вере или нравственности, которое должна содержать вся Церковь, он через Божественную помощь, обещаемую ему в лице блаженного Петра, обладает тою непогрешимостью (infallibilitate), которою Божественный Спаситель благоволил наделить Свою Церковь, для определения учения относительно веры и нравственности, и что поэтому такого рода определения римского первосвященника сами по себе, а не с согласия Церкви, неизменны. Если же бы кто дерзнул противоречить этому нашему определению, от чего да храни Господь, то да будет анафема»[11].

На основании выше изложенного следует, что причины, побудившие Пия ІХ принять этот догмат, коренятся в непомерной жажде власти, дающей реальную возможность манипулировать людьми, используя их религиозные чувства.

1.2 Безошибочность в свете II Ватиканского cобора

Состоявшийся уже в наше время II Ватиканский собор (1962-1965гг.) еще более изящней «совершенствует» доктрину непогрешимости. Теперь римскому первосвященнику не обязательно обременять свое «божественное достоинство» размышлениями, «ex cathedra» он говорит или не «ex cathedra»: «…подчинение воли и разума должно особенно проявляться в отношении автентичного учительства Римского Первосвященника, даже когда он не говорит «ex cathedra»» [12]. Он непогрешим, он не имеет «…скверны или порока или нечто от таковых…» (Еф.5,27). Так ли это? Кроме того, согласно догматическому постановлению «О Церкви», римский епископ обладает безошибочностью Церкви: « Этой безошибочностью обладает в силу Своего назначения, Римский Первосвященник…»[13]. Далее следует вывод: «Итак, определения его справедливо называются непреложными сами по себе (обратите внимание.- Ф.С.), а не из согласия Церкви, ибо они произнесены при содействии Духа Святого, обещанном ему в лице блаженного Петра и, следовательно, не нуждаются ни в каком ином утверждении и не подлежат никакой апелляции в другой суд» [14].

«Из вышесказанного следует, что папа не только возглавитель иерархии, главный организатор и руководитель жизни церковной, не только «глава церкви», фигура, знаменующая собой единство Церкви, он – носитель своей полноты власти, никому неподсудный, никому не обязанный отчетом самодержавец. Единоличная власть папы в Римско-католической церкви не только больше соборной власти епископата, но несоизмеримо больше» [15].

Можно с полной уверенностью сказать, что ничего общего позиция Римско-католической церкви не имеет с духом Вселенской Церкви, которая всегда сохраняла обетования своего Главы – Господа нашего Иисуса Христа: «…и се Я с вами во все дни до скончания века. Аминь». (Мф. 28, 18-20) Таким образом, мы имеем живое участие, непрестанную заботу о нас Господа Иисуса.

В других местах Священного Писания Иисус Христос прямо называется Главою Церкви, а Церковь Его Телом. Например: «…и той есть глава телу Церкви»(Кол. 1, 18); «… и того даде главу выше всех Церкви, яже есть тело Его»(Еф. 1, 22-23); «…муж глава есть жены, якоже и Христос Глава Церкви, и той есть Спаситель тела».(Еф. 5, 23; см. так же 4,4-16; Кол. 2,19; 1Кор.10,17; 12,12; Рим. 12,4.5).

 Не составляет особой сложности, сопоставив вышеприведенные тексты Священного Писания как богодухновенного источника и постановления II Ватиканского Собора, заключить: если римский первосвященник выше всей Церкви, которая есть тело Христа, но, как мы уже отметили, Христос есть Глава этого тела, то римскому епископу, в данной ситуации, достается «почетное» звание шеи, но никак не главы. Также необходимо отметить, что в Священном Писании мы нигде не встречаем свидетельства о шеи как о жизненноважном компоненте божественного домостроительства нашего спасения.

Понятие человеческой немощи также присуще католическому сознанию. Ошибаться могут не только простолюдины, но и епископы: «Епископ, …избираемый из людей и обладающий немощью»[16]. В таком случае возникает вопрос: в какой момент, при возведении епископа на римскую кафедру, ему сообщается столь исключительный дар - непогрешимость?

«Так называемая папская коронация, по пониманию самих римо-католиков, это не таинство, а лишь торжественная церемония, которая к папской власти (получаемой до этого во время избрания) ничего не прибавляет и не сообщает вступившему на престол никаких особых благодатных даров»[17].

Также уместно вспомнить известные истории случаи, когда непогрешимые и безошибочные папы все же ошибались. Рассмотрим лишь некоторые из них.

В ΙV веке под давлением светских властей папа Либерий подписал арианский символ веры, хотя сам был сторонником святителя Афанасия Александрийского. Конечно, подпись под столь важным документом папа ставил от лица вверенной ему Церкви. «С точки зрения православной экклезиологии, в этом нет ничего неестественного: он подпал естественной человеческой слабости. Папа Либерий потом раскаялся и даже был причтен к лику святых. Такого рода искушения сопровождали церковных иерархов и не только их, на протяжении всей истории Церкви. Но как объяснить этот факт с точки зрения экклезиологии католической? Это невозможно: поступок римского епископа был определенно неправославен» [18].

В VII веке папа Гонорий I разделял воззрения монофизитов, за что был анафематствован на VI Вселенском Соборе (681г). «И тогдашний епископ Римский, и последующие признали это осуждение Гонория»[19]. Спустя почти 12 веков позицию Гонория пытались оправдать, но, не найдя убедительных аргументов, ограничились следующим заявлением: «Каковы бы ни были средства защиты Гонория (то есть как бы ни были они слабы.- М.К.), остается истиной, что папа не заблуждался в вере»[20]. Следовательно, если история не подтверждает позицию Римско-католической церкви (Ватикана), то это неправильная история.

В «Силлабусе» уже знакомый нам папа Пий ІХ анафематствует признающих свободу совести. Однако на сегодняшний день «свобода совести» является официальной доктриной Римско-католической церкви[21].

В романе Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» помещен монолог Великого инквизитора, обращенный к пришедшему на Землю Христу, в котором словами кардинала Достоевский очень ярко характеризует мировоззренческую позицию Римской церкви. Великий инквизитор спрашивает у Христа: «Зачем ты пришел нам мешать? Ибо ты пришел нам мешать и сам это знаешь…, но завтра же я осужу и сожгу тебя на костре, как злейшего из еретиков…»[22].

Управление людьми, власть над миллионами – вот идеологическое кредо Великого инквизитора: «…все, дескать, передано тобою папе и все, стало быть, теперь у папы, а ты хоть и не приходи теперь вовсе, не мешай до времени, по крайней мере»[23]. Далее Великий инквизитор укоряет Христа за то, что Он не согласился с тремя искушениями, предложенные Ему дьяволом в пустыне, и после длительного монолога открывает «великую тайну», которая может подвести итог нашим размышлениям: «И я ли скрою от тебя тайну нашу? Может быть, ты именно хочешь услышать ее из уст моих, слушай же: мы не с тобой, а с ним (дьяволом.- Ф.С.), вот наша тайна! Ровно восемь веков назад мы взяли от него то, что ты с негодованием отверг, тот последний дар, который он предлагал тебе, показав тебе все царства земные: мы взяли от него Рим и меч кесаря и объявили лишь себя царями земными…»[24].

1.3 Единство Церкви согласно конституции 1964 года

«Верую... в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь»,- такими словами исповедует единство Святой Церкви вся полнота православного мира. От основания Церкви до наших дней единство Веры заключается в соборности, чему ярким подтверждением служат Апостольский Собор (51) и Вселенские Соборы.

Согласно конституции, принятой на II Ватиканском соборе (1964), единство Церкви теснейшим образом связано с признанием главенства римского епископа, как уже нами было отмечено выше, над всей Церковью Христовой. Это заблуждение Римско-католической церкви повлекло за собой множество других, не менее пагубных заблуждений. Ниже попытаемся проанализировать объективность данного постановления.

В восьмом пункте конституции II Ватиканского собора сказано: «Единый посредник Христос основал и непрестанно поддерживает на земле Свою святую Церковь, сообщество веры, надежды и любви как видимый союз, через который Он изливает на всех истину и благодать. Общество, обладающее иерархическими органами, и мистическое Тело Христово, зримое собрание и духовная община, Церковь земная и Церковь, обогащенная небесными благами, должны рассматриваться не как две вещи, но как составляющие одну сложную реальность, состоящую из божественного и человеческого начала»[25]. Так, вполне обоснованно, дается догматическое определение о Церкви на Втором Ватиканском соборе. Далее, абзацем ниже, приводятся некоторые пояснения, привносящие в общее определение характерные особенности догматического мировоззрения Римско-католической церкви: «Эта Церковь, основанная и организованная в этом мире как общество, осуществлена в Церкви католической, управляемой преемником Петра и епископами, находящимися в общении с ним...».

Согласно 22 пункту конституции можно утверждать, что с древних времен все возникающие вопросы разрешались созывом соборов, на которых присутствовали «...поставленные во всей вселенной... (епископы.- Ф.С.) общались между собой и с Римским Епископом, связанные узами единства, любви и мира, а также и созываемые соборы, на которых более важные решения принимались совместно, по рассмотрении мнений многих выражают коллегиальный характер и сущность епископского чина, что ясно подтверждают Вселенские Соборы, состоящиеся на протяжении веков»[26]. Хотя здесь и отмечается, что епископы при принятии решений находились в общении с римским епископом, но не делается на этом решающего акцента. Все решалось соборно, как это и было во время Святых Апостолов: «Ибо угодно Святому Духу и нам...». (Деян. 15, 28)

Однако ниже отмечается следующее: «Но Коллегия или состав Епископов обладает властью не иначе, как совместно с Римским Первосвященником, преемником Петра, в качестве Главы, которой сохраняется всецело первенство власти над всеми, как пастырями, так и верными» [27

Необходимо отметить то, что понятие «Коллегия» (collegium) употребляется здесь в смысле установленного Господом Апостольского Собора, в состав которого входили Ап. Петр и другие Апостолы[28].

Еще невероятнее по сравнению с логичным началом этого пункта, звучит следующее: «Наивысшая во вселенской Церкви власть, ...торжественно осуществляется на Вселенских Соборах. Не бывает никогда Вселенского Собора, если он как таковой не утвержден или, по крайней мере, не принят Преемником Петра. И прерогатива Римского Первосвященника – созывать эти Соборы, председательствовать на них и утверждать их» [29].

В несоответствии действительности данному постановлению убеждают нас примеры из Священного Писания. Так ап. Петр хотя и имел первенствующее положение среди прочих Апостолов, однако, при решении общецерковных вопросов не повелевал своим братьям. Более того, в послании к галатам повествуется о том, как ап. Павел прямо противостает ап. Петру, обличая его в лицемерии и в том, что он поступал не по евангельской истине. (Гал. 2,11) «Следовательно, не могло быть и речи о слепом, безоговорочным повиновении всех Петру. Каждому пастырю и архипастырю надо помнить, что он не только учитель, но и ученик Церкви. В данном случае Церковь говорила устами апостола Павла, а Петр был лишь ученик»[30]. Тем более не подобает занимать столь непримиримую позицию римскому епископу – преемнику ап. Петра.

В своей «Книге о единстве Церкви», обращаясь к епископам, святой свмч. Киприан Карфагенский писал: «Сие-то единство надлежит крепко поддерживать и отстаивать нам, особенно епископам, которые председательствуют в Церкви, дабы показать, что и самое епископство одно и нераздельно. Пусть никто не обманывает братства ложью! Пусть никто не подрывает истины веры вероломной изменою! Епископство одно и каждый из епископов целостно в нем участвует» [31].

Таким образом, «... глубочайшим основанием внутреннего единства Церкви является ее Главы – Господа Иисуса Христа и единство Духа Святаго»[32].

Основанный на ложном учении догмат о главенстве папы над Церковью, в историческом аспекте, привел к быстрому отделению Римско-католической церкви от Православия и преобразованию Церкви Христовой в абсолютную монархию, взявшую на себя всю полноту светской власти.

«Как же согласиться – писал свмч. Киприан Карфагенский, - с кем-либо тот, кто не согласен с телом самой Церкви и со всем братством? Как могут собираться во имя Христово двое или трое, о которых известно, что они отделяются от Христа и о Евангелия Его? Ведь не мы отошли от них, а они от нас»[33].

Глава 2. Новое догматическое учение, принятое на II Ватиканском cоборе

Новое догматическое учение II Ватиканского собора раскрывается в «Догматическом постановлении о Церкви» и в созвучной ей «Декларации об отношении Церкви к нехристианским религиям».

Сообразуя свое мировосприятие с Божественным Откровением, всякий христианин исповедует, что спасение – наследование вечной жизни и Царствия Небесного – человек может обрести только лишь через веру в Божественную природу Иисуса Христа, Его спасительную Жертву и следованию Его учению. «Иисус сказал: Я есть путь и истина и жизнь: никто не приходит к Отцу, как только через Меня». (Ин. 14,6) Как это ни парадоксально, однако II Ватиканский собор «попытался «обосновать» иную доктрину: «положение о единой и универсальной Вселенской церкви, в которую по—разному должны войти как все христиане, так и верующие нехристианских религий, где спасение может происходить различными путями, сообразно с верой человека»[34].

В «Догматическом постановлении о Церкви» сказано: «иудеи, мусульмане и другие, признающие Творца, и те, которые только ищут Бога, - всех их объемлет Промысл Божий и они могут наследовать вечное спасение»[35]. Это также нашло свое отражение и в Катехизисе Католической церкви.

При этом собор не обязывает людей, непризнающих Христа, отречением от своего заблуждения, напротив, уверяя в якобы духовной близости иудеев, мусульман и нехристиан к христианам, избранным чадом Божьим. Поражает тот факт, что даже при всей вышеприведенной лояльности римского престола к нехристианским религиям признается и официально заявляется: «Один только Христос Посредник и путь ко спасению, и Он присутствует для нас в Теле о Своем, которое есть Церковь, но все же, нежелающие или войти в нее, или оставаться в ней, не могут спастись» [36].

В своем окружном послании Иоанн Павел II говорит, что во всех религиях уже присутствует Христос, как Слово Отца (Логос), поэтому они в той или иной мере богооткровенны[37].

Каким образом римо-католикам удается «обосновать» духовную близость столь непримиримых, как показывает история, религиозно-мировоззренческих систем?

2.1 «Духовное родство» христиан и иудеев

В 16 пункте «Догматического постановления о Церкви» сказано: «Наконец те, кто не принял еще Евангелия, предназначены к Народу Божию различными путями. Прежде всего, тот народ, которому были дарованы заветы и обетования и от которого Христос по плоти (Рим. 9,4-5), народ в отношении к избранию возлюбленный ради отцов; ибо непреложны дары и призвания у Бога»[38].

Для того, чтобы иметь наиболее полное представление об отношении II Ватиканского собора к иудеям, также необходимо рассмотреть раздел «Еврейская религия», в котором прямо говорится: «…исследуя тайну Церкви, Священный Собор памятует об узах, соединяющих духовно народ Нового Завета с потомством Авраама… Поэтому Церковь не может забыть, что она приняла откровение Ветхого Завета через народ, с которым Бог, по Своему неизреченному милосердию, соизволил заключить древний Союз. Христос…примирил Иудеев и язычников на кресте, и сделал из обоих в Себе одно» [39].

Иоанн Павел II с еще большим энтузиазмом говорит о духовном родстве иудеев и христиан, называя их «старшими братьями по вере»[40].

Чуть ниже в «Декларации о еврейской религии» говорится: «Хотя иудейские власти, с их приверженцами, требовали смерти Христа, однако, то, что было сделано во время страстей Его, не может быть вменено ни всем без различия Иудеям жившим в то время, ни Иудеям нашего времени»[41]. Что и является логическим заключением вышесказанного.

Да, потомки Авраама действительно получили благословение от Господа, свидетельство чего мы находим в Богооткровенных текстах Ветхого Завета, однако, ожидая земного царя, избавителя от римского гнета, они не приняли Царя – Христа Миссию, распяв Его на кресте. Во время великой милости Божией, к роду избранному, потомки Авраама неистово кричали: «… распни, распни Его!» (Мф. 27,23)

Кого в этом случае можно назвать «приверженцами иудейской власти»? Не вся ли толпа иудеев, собравшаяся на праздник во Иерусалим, кричала эти страшные слова так, что даже проконсул Пилат, видя настойчивость такого множества народа, после троекратного вопрошения уступил, говоря: «Неповинен в крове праведного сего». (Мф. 27,24) Неужели этот народ не виновен? Как епископы II Ватиканского собора могли допустить столь явное искажение Священного Писания говоря: «не может быть вменено ни всем без различия Иудеям жившим в то время, ни Иудеям нашего времени»[42], когда собравшаяся на площади толпа кричала: «кровь Его на нас и на детях наших». (Мф. 27,25)

На протяжение всей истории Ветхого Завета еврейский народ согрешал пред лицом Божьим, за что получал наказания, либо каялся, получая в таком случае прощение и благословение Божие. Как весь народ еврейский подвергался наказанию, так и благоденствовало все общество еврейское. Разница состоит лишь в том, что падали дети Авраама прегрешением большинства, а восставали молитвами единого праведника, подтверждение чему служит великое множество примеров Ветхого Завета от праведного Ноя до событий описанных в книге Судей. Поэтому и эти страшные слова, «кровь Его на нас и на детях наших», вменяются всему израильскому народу. Сам Господь в следующих словах обращается ко всему народу израильскому: «Да придет на вас кровь праведников, пролитая на земли, от крови Авеля, до крови Захарии убитого вами между алтарем и жертвенником. Истинно говорю вам, что все сие придет на род сей». (Мф. 23, 35-36; Лк. 11, 50-51)

В «Декларации о еврейской религии» собор провозглашает: «Иудеи не должны быть представлены ни отверженными Богом, ни проклятыми, как будто бы это вытекало из Священного Писания» [43].

Да, действительно, проклятие иудеев вытекает не только из Священного Писания. Не только Господь наш Иисус Христос говорил: «Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном, а сыны Царства извержены будут во тьму кромешную: там будет плач и скрежет зубов». (Мф. 8, 11-12) Но и сама история свидетельствует нам о проклятии народа израильского разрушением Иерусалима и рассеянием иудеев по всему «лицу земному». Потеря обетованной земли и разрушение храма – самое страшное проклятие для народа израильского.

Что значит: «Христос… примирил Иудеев и язычников на кресте, и сделал из обоих в Себе одно?»[44].

В послании ап. Павла к Ефессянам (Рим. 2, 14-16), то место, на которое делается ссылка собора, говорится о том, что Христос примирил на кресте Плотию и Кровию Своею верующих в Него язычников и иудеев, а о примирении неверующих нет ни слова.

В катехизисе Католической церкви утверждается, что цели детей Авраама и народа Нового Завета сходны и устремлены к одному: чаяние пришествия «мессии», очертания которого сокровенны[45]. В таком случае резонно спросить: какого «мессию» проповедуют римо-католики, и какого «мессию» ожидают иудеи? В Апокалипсисе евангелиста Иоанна Богослова «мессия» последних дней называется антихристом.

В публикациях еврейского культурно-религиозного центра «Маханаим», посвященных реформам II Ватиканского собора, довольно ярко выражено торжествующее настроение иудаизма над «поверженным» христианством в лице его римского первосвященника: «Осознав, что "антихрист - это не еврей, а наоборот, это враг евреев", западное сознание начало перестраиваться. Эта перестройка в католицизме реализовалась в решениях II Ватиканского собора 1965 года… Во-первых, было признано, что теология презрения исторически явилась фундаментом антисемитизма, и она была осуждена и "отменена". Были пересмотрены и отменены все антисемитские положения исторического христианства. Было отменено то, что "на евреях лежит ответственность за распятие Иисуса", антиеврейские фразы в молитвеннике (например, было исключено высказывание "против вероломных иудеев", которое читалось на Страстную пятницу) и другие моменты. Дело этим не закончилось, процесс развивался, и папа Иоанн-Павел II провел еще более резкое решение, чем II Ватиканский собор. Отметил, что нынешний Папа, когда был избран на свой пост, взял себе имя Иоанн-Павел по именам именно тех двух Римских Пап, которые ввели II Ватиканский собор, провозглашая этим "верность его направлению". И он довел это сегодня до некоторого логического завершения. Конечно, можно сказать, что эти антисемитские положения христианства уже привели, в течении веков к непоправимым последствиям, и их так просто не исправишь - но, тем не менее, то, что все это стали пересматривать, все же очень важно» [46].

Вызывает интерес роль самого папы, вышеупомянутого Иоанна-Павла II, который по мнению того же издания имеет особую симпатию к религиозному опыту еврейского народа: «Известна история, - сообщает Маханаим, - что во время войны, когда он был молодым священником в Польше, ему однажды принесли еврейского ребенка, у которого погибли родители - и те поляки, которые ребенка спасли, хотели его крестить. Однако К. Войтыла (Иоанна-Павла II. – Ф.С.) отказался делать это, он спросил: "Согласились ли бы его родители крестить его?" А раз не согласились бы, то он отказался сам крестить ребенка»[47]. Столь неординарное решение Иоанна-Павла II привело в некоторое недоумение самих иудеев. В той же статье, для выявления еще большей выразительности этого решения, автором предлагается следующее сравнение: «Чтобы стало понятно, насколько такой подход радикален, я приведу пример, из несколько другой области: представьте себе, что ребенка из нерелигиозной еврейской семьи, у которого погибли родители и нет родственников, и его принесли в еврейскую религиозную семью, которая хочет воспитать его в религиозных принципах. Трудно себе представить, чтобы какой-нибудь раввин сказал в такой ситуации: "Его родители, наверное, не хотели, чтобы он был религиозным, так давайте не будем его так воспитывать". Такое поведение означает, что Иоанн-Павел II, видимо, еще в то время считал иудаизм имеющей свою истину религией, которая занимает свое законное место, и поэтому евреев крестить не следует»[48]. Подобная лояльность христианского епископа прямо не соответствует многовековому опыту Церкви Христовой, которая, обличая ересь любила самого человека.

Из вышеприведенных текстов можно сделать вывод о том, что «Иудаизм является полностью ложной религией, отрицающей все Истины христианства. Так что заявление католиков о «духовном родстве» христиан и иудеев абсолютно ложно. Оно исходит из признания ими Истинным Богом нетриипостасного бога-идола Иегову, которому покланяются современные иудеи…»[49]. Однако, «…и те, если не пребудут в неверии, привьются, потому что Бог силен опять привить их». (Рим. 11,23)

2.2 О духовной близости христиан и мусульман

В том же пункте 16 «Догматического постановления о Церкви» утверждается: «Но спасительный Промысл объемлет тех, кто признает Творца, и среди них, в первую очередь, мусульман, которые, считая себя исповедующими веру Авраама, с нами поклоняются Богу единому, милосердному, Который будет судить людей в последний день» [50].

В уже известном нам разделе о нехристианских религиях говорится: «Церковь также с уважением относится к мусульманам (обратите внимание на эпитеты, предназначенные идолу-Аллаху. – Ф.С.), поклоняющимся Единому Богу, Живому и пребывающему, милосердному и всемогущему, Творцу неба и земли, говорившему к людям»[51].

Самое невероятное в этой ситуации то, что подобное провозглашает собор епископов во главе со своим лидером – «безошибочным папой». Если христиане действительно поклоняются Истинному Богу, Отцу Вседержителю, Творцу неба и земли, всего видимого и невидимого, «…и во Единого Господа Иисуса Христа Сына Божия… и в Духа Святаго, Господа Животворящего, иже от Отца исходящего», Бога – Пресвятую Троицу, то мусульмане ничего этого не признают, отвергая «…все до единой христианской истины, и поклоняются ложному, нетриипостасному богу-идолу Аллаху, который, естественно, как несуществующий ничего говорить и творить не мог и не может»[52].

Подобные заявления Католической Церкви, по меньшей мере, ставят под сомнение ее духовную ориентацию. Ко Христу ли ведет и призывает в своих измышлениях Католическая церковь?

2.23 О духовной близости христиан и язычников

«От самых древних времен, - говорится в постановлении II Ватиканского собора, - по сей день, существует у различных народов некое восприятия той таинственной силы, которая присутствует в ходе вещей…, иногда даже признание верховного Божества или же Отца. Это восприятие и признание пронизывает их жизнь глубоким религиозным содержанием…, в индуизме люди исследуют божественную тайну…, прибегая к Богу с любовью и упованием…, буддизм учит пути, которым люди… могут… достичь наивысшего озарения собственными усилиями или с помощью Свыше»[53].

«Католическая церковь, - говорится далее,- не отвергает ничего из того, что истинно и свято в этих религиях»[54].

Новое положение Римско-католической церкви откровенно идет в разрез многовековому опыту Церкви, которая от начала своего основания имела совершенно определенное суждение о языческих верованиях. Апостол Павел, наставляя в правой вере коринфских христиан, говорит: «Язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами». (1 Кор. 10, 20) Следуя логической предпосылке собора, необходимо признать, что христианские мученики древней Церкви напрасно претерпевали гонения и лютую смерть за исповедание имени Христова, напрасно отказывались приносить жертвы идолам, бесам, напрасно и мы, христиане, в том числе и Католическая церковь, прославляем их подвиг как свидетелей (с греч.-«мучеников») Славы Христовой. Противоречия подобных рассуждений неминуемо привели к абсурдности действительное положение римского католицизма. Несмотря на лояльность Католической церкви к «языческому миру», они, в свою очередь, не собираются признавать ни одной из истин Христовой Церкви. Сам Господь говорил: «…не бросайте жемчуга вашего перед свиньями» (Мф. 7,6), а католики, отождествляя верховное божество с Отцом Небесным, независимого от Сына и Духа Святого, создают новое божество, самостоятельного бога-идола – «Отца», повергая под ноги «свиньям» Самого Христа.

2.4 Нововведения II Ватиканского собора и их противоречия христианству

Подводя итог рассмотрению нововведений Второго Ватиканского собора, раскрытых им в «Догматическом постановлении о Церкви» и «Декларации о нехристианских религиях», необходимо еще раз обратить внимание на принципиальные, догматические, основания спасения человеческой души в христианстве: единственный и истинный путь ко спасению предлагает человечеству Евангелие Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, которому должен следовать человек, чтобы прийти к Богу, обрести Царство Небесное и наследовать вечную жизнь.

Многочисленны примеры Евангелия, в которых Сам Спаситель не многозначно указывает Путь, следуя которому, мы можем достигать столь вожделенной для каждого христианина цели – Царствия Небесного, например: «Я есмъ путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14,6); «Всякий, отвергающий Сына, не имеет и Отца; а исповедующий Сына имеет и Отца» (1Ин. 2,23); «Верующий в Сына имеет жизнь вечную,а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин.3,36); «Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет» (Мк. 16,16) и др.

Однако настоящими постановлениями Католическая церковь, в лице епископов II Ватиканского собора, утверждает совершенно обратное: «не только христиане, но и иудеи, мусульмане и язычники, отвергающие Иисуса Христа как Бога и Сына Божия, могут спасаться «различными путями» в рамках своих религий»[55]. Таким образом Католической церковью делаются усиленные попытки соединить несоединимое, создать то, что претит здравому смыслу. «Признающий возможность спасения без веры во Христа, - говорит святитель Игнатий (Брянчанинов), - отрицается Христа, и, может быть, не ведая, впадает в тяжкий грех богохульства»[56].

«Лицемерно декларируемая Ватиканом преданность Божественному Откровению, апостольской христианской вере и Церкви Христовой служит лишь словесным прикрытием грубого и глубокого извращения им христианства в самой его основе, всего Промысла Божия о спасении человечества и миссии воплотившегося Сына Божия»[57].

На основании выше приведенных текстов можно составить краткий свод основных противоречий II Ватиканского собора с христианской сатериологией Римско-католической церкви.

1. Отождествили нетриипостасное «верховное божество» язычников с Богом Отцом, разделив Его с Сыном и Духом Святым, нераздельной Троицей, тем самым создав нового бога-идола – «Отца».

2. Признали безжизненных богов мусульман, иудеев и язычников едиными, живыми, пребывающими, милосердными, всемогущими, творцами неба и земли, говорившими к людям[58], тем самым откровенно прегрешая против Заповедей.

3. Отвергли Богооткровенность Священного Писания, Евангелия, которое однозначно свидетельствует исключительность спасения в Иисусе Христе, признав спасение вне Церкви.

4. Присвоили функции «Праведного Судии» Аллаху, отрекшись от Единого Праведного Судии – Иисуса Христа.

5. Приравняли действия демонических сил, «озарения» и «помощь свыше», с действием Духа Святого.

6. Отвергли божественное достоинство природы Христа и Приснодевство Божией Матери, утверждая, согласно заявлению папы Иоанна-Павла II, что иудеи являются нашими «старшими братьями по вере». Это утверждение, по меньшей мере, оскорбительно для каждого христианина, т. к. они до сих пор хулят имя Господа нашего Иисуса Христа и Его Пречистую Матерь.

7. Ложно толковали и откровенно фальсифицировали тексты Священного Писания, достигая, тем самым, «обоснования» своей лжи любыми средствами.

Несостоятельность положений, принятых II Ватиканским собором, очевидна. Более того, извращением непреложных Истин, католицизм, фактически, отрекся от Христа, лишь номинально называясь христианской Церковью. Рассмотренные нами постановления стали своего рода фундаментом нового здания: «всемирной религии», строителем которого должен стать экуменизм.

ЧАСТЬ II. ЭККЛЕЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ II ВАТИКАНСКОГО СОБОРА

Глава 1. Реформа богослужения

Ярким выражением духовной жизни народа является традиционно формировавшийся на протяжении многих веков чин богослужения, в котором народ по средством гимнографии свидетельствовал свою самобытность. «Ревности» к богоугождению не было свойственно разделять столь родственные понятия как «Lex orandi и Lex credendi» (лат.: правило молитвы и правило веры). «Но эта неразрывность церковной веры и церковного богослужения предполагает верное ощущение самой Церкви, верный церковный опыт, то есть восприятие верного соотношения между разными аспектами православной («кафолической». – Ф.С.) экклезиологии» [59].

Бытие церковного общества определяется тремя временными аспектами: прошлое, настоящее и будущее (эсхатология). «Церковь живет апостольской верой, выраженной раз в прошлом, но на веки вечные сохраненной свидетелями Воскресения Христа из мертвых и в последующие времена святыми отцами и учителями Церкви. Эту же веру хранит весь церковный народ в целом. Но эта вера есть также и предвосхищение будущего Христова Царства. …Богослужение неотрывно от прошлого, настоящего или грядущего: настоящий момент в жизни Церкви связывает нас со всеми "от века благоугодившими" Богу и питает нас опытом радости и победы, которые от века предуготованы для избранных, но также возможны здесь и сейчас»[60]. Если это действительно так, как показывает опыт Церкви, то крайне важно признать необходимость богослужебного консерватизма, сохраняющего традиции святых апостолов, сакраментальный характер – Таинств Церкви.

«В православном понимании Церкви вера сохраняется не только через апостольское преемство епископата, но и всем народом Божиим; соборность Церкви выражается не только в Соборах - Вселенских и Поместных, но также и в их принятии, и усвоении всем народом Божиим. Так и богослужение не есть дело одного лишь духовенства: оно творится и питается благочестием всего народа» [61].

В конституции II Ватиканского собора сказано, что богослужение состоит из неизменяемых частей, установленных Самим Богом и «…подвергающихся изменению, которые на протяжении времени могут, и даже должны, изменяться, если в них вторглись, может быть, элементы, менее отвечающие самой сущности Богослужения, или если они стали менее соответствующими ей»[62]. Далее Собор поясняет необходимость подобных преобразований или, как сказано в конституции, «упорядочения богослужения»: «…чтобы они яснее выражали святыню, которую они знаменуют, и чтобы христианский народ мог без труда понять ее…»[63]. Таким образом, делается попытка максимального упрощения богослужебного строя для того, чтобы всякий, даже впервые пришедший в храм, мог бы без особого труда понять все происходящее в нем.

«Обряды должны отличаться благородной простотой, ясностью в своей сжатости и отсутствием излишних повторений, они должны быть приспособлены к разумению верующих и, вообще, не должны нуждаться в длинных объяснениях»[64]. Наверняка, эти решения были продиктованы «истинной заботой о ближнем», о его спасении, и именно поэтому, освобождая верующих католиков от ненужных сложностей, «…богослужение было не просто сокращено (современная месса длится около 40 минут, иногда и меньше: в базилике св. Петра в Ватикане месса длится всего 17 минут), а именно переделано так, чтобы больше походить на протестантскую службу»[65].

В погоне за простотой римо-католики сократили евхаристический пост, сделав его необосновано коротким: «Месса может служиться несколько раз в день, в том числе в вечернее время, и человеку достаточно в течение часа воздерживаться от принятия пищи»[66].

Во время совершения нового чина мессы священник стоит за выдвинутым на середину храма престолом лицом к народу: «…священник и миряне образуют как бы круг равноправных сослужителей литургии»[67]. Однако в традиционной латинской мессе священник стоял, как и в Православной Церкви, спиной к народу как посредник между Богом и верующими, что, конечно же, предавало богослужению особый сакраментальный характер. После II Ватиканского собора исповедь в католических храмах отделена от причастия, в результате чего исповедь стала исчезать из приходской практики. Богослужение «гумманизировалось» и теперь акцент ставится не на богообщении, а на человеческом общении членов общины.

Месса по-прежнему совершается в сопровождении органа, однако допущены и другие музыкальные инструменты. В своей статье церковный аналитик Николай Каверин писал: «Богослужебный модернизм привел к тому, что нередко мессы совершаются под гитару, в рок-ритмах, при минимуме традиционных богослужебных облачений у духовенства»[68].

В некоторых экзотических регионах: Африке, Полинезии - за совершающимся богослужением используются элементы национальной танцевальной культуры, которое сопровождается звуками там-тама, бубна или других подобных инструментов. «Тут встает довольно важный, - размышляет протоиерей Максим Козлов, - вопрос: допустимо ли привнесение элементов такого рода народной культуры, культуры, которая, по сути дела, пропитана язычеством (неважно, примитивным или развитым), в богослужебную жизнь?»[69].

«В свое время, - продолжает он, - Владимир Соловьев, как кажется, с достаточной справедливостью указывал применительно к Крещению Руси, что оно было, в некотором смысле национальным самоотречением, отрывом от прежней народной традиции. То было отречение от языческой тьмы, в евангельском, онтологическом смысле этого слова. Не сочетание, как у нас иной раз пишут, хорошего язычества, присоединенного к христианству (применительно к славянскому язычеству), а, напротив, отвержение его. Католицизм сейчас, как мы видим, пошел путем восприятия такого рода нехристианских религиозно-культурных традиций» [70].

В «Конституции о Богослужении» (пункт 124-125) говорится о необходимости удаления из храмов «произведений художников, противоречащих христианскому благочестию и оскорбляющие подлинный религиозный смысл. Обычай предлагать в церквах почитанию верующих священные изображения должен оставаться нерушимым; однако их следует выставлять в ограниченном количестве…»[71]. Это постановление, как свидетельствуют сами католики, положило «…начало практическому иконоборчеству, распорядившись во внешне благопристойной форме (без теоретического иконоборчества) уменьшить количество священных изображений в церквах. На Западе сейчас можно встретить “католические” храмы без единого священного изображения. Даже в католической Италии имеет место не почитание, пренебрежительное отношение к многочисленным святым мощам» [72].

Также подверглось упрощению и Священное Писание, которое, в процессе пересмотра богослужения, стало являеться «содействием» реформе и, что немаловажно, прогрессу: «Поэтому, для того, чтобы содействовать реформе, прогрессу и приспособлению Богослужения, нужно содействовать той благостной и живой любви к Священному Писанию, о котором свидетельствует священное предание как восточных, так и западных обрядов …Богослужебные книги, - говорится далее, - должны быть пересмотрены как можно скорее с привлечением к этому делу экспертов и при опросе Епископов различных стран мира»[73].

В связи этим можно отметить, что Католическая церковь подошла к вопросу реформирования богослужения со всей основательностью, присущей западному менталитету.При этом указывается властный орган, имеющий право на преобразование всего строя богослужебной жизни Церкви: «Упорядочение Богослужения зависит исключительно от авторитета Церкви, который принадлежит Апостольскому Престолу и, по норме канонического права, Епископу»[74]. То есть речь идет о проведении реформ верховным управляющим Римской Церковью – папой.

В своей статье «Об изменяемости и неизменности православного богослужения» протопресвитер Иоанн Мейендорф писал: «В историческом бытии Церкви часто возникают опасности от нарушения соборного единства и соборного восприятия истин веры …богослужебные реформы, исходящие "сверху", навязываемые иерархией, может быть, и на вполне правильных богословских основаниях, но без народного восприятия, без доверия и единства между церковной властью и народным благочестием. Такие реформы создают атмосферу разлада и часто приводят к расколу»[75].

Подобного рода оторванность вышестоящих органов власти от простого народа, очевидно, незамедлительно найдет свое выражение в противостоянии, открытом недовольстве масс. «Так, во время последнего визита Иоанна-Павла II во Францию случились многочисленные выступления католиков против его посещения. Иные даже публично отказывались от крещальных обетов... При этом протестующие считают себя католиками и странным образом сочетают такого рода демонстрации с верой в папский примат власти и вероучительное право на непогрешимость» [76].

Наиболее важным этапом преобразований стало переведение католического богослужения на национальные языки. В частности, конституция II Ватиканского собора гласит: «Но так как, и на Литургии и в преподании Таинств и в иных частях Богослужения, употребление местного языка может часто быть весьма полезным для народа, то можно уделить ему больше места, особенно в чтениях и поучениях, в некоторых молитвах и песнопениях, согласно нормам…»[77]. Необходимо отметить, что перевод богослужения и применение на практике был поручен квалифицированной комиссии, которая состояла из территориальной власти – епископов: «Перевод латинского текста на местный язык, для употребления в Богослужении, должен быть одобрен компетентной церковной территориальной властью…»[78].

«Переводы богослужения (согласно решению II Ватиканского собора. – Ф.С.), на национальные языки, -писал доцент Московской Духовной Академии протоиерей Максим Козлов,- были осуществлены не самочинно, не на уровне отдельного прихода, или интеллигентами-энтузиастами - но санкцией местной епископской конференции»[79].

Казалось бы, ничего предосудительного в деянии Собора не наблюдается, все обосновано и, в действительности, должно было бы принести изобилие добрых плодов, однако подобные изменения многовековой традиции были просто немыслимы для западного сознания, взрастившее свое мировоззрение на «тринитарном» догмате: совершении богослужения на трех языках по образу надписания на Кресте: «И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский». (Лк. 23,38) Только на этих трех языках: греческом, римском и еврейском, издревле считала Римская Церковь, можно было совершать богослужебное общение между верными. Достоверное свидетельство, подчеркивающее позицию Рима по данному вопросу, находим в описании жизни и проповеднических трудов равноапостольных братьев Кирилла и Мефодия. Тогда римское духовенство восклицало: «Мы знаем только три языка, на которых можно славить Бога: еврейский, греческий и латинский»[80]. Таким образом, перевод латинской мессы на национальные языки стал своего рода трагедией для сознания традиционно мыслящих католиков.

«Как признаются сами католики, наиболее пагубным следствием II Ватиканского собора стала богослужебная реформа 1969 года, проведенная папой Павлом VI. II Ватиканский собор разрешил переводить традиционную латинскую мессу на национальные языки с санкции местной епископской конференции и заменять старые богослужебные тексты вновь составленными, что и было осуществлено на практике в последующие 10–15 лет во всех католических странах. В результате, многие из католиков, привыкшие к традиционной латыни в богослужении, указывали на утрату сакрального молитвенного характера богослужения, а введение в обиход новых переводов мессы и отказ от намоленного за многие столетия латинского языка богослужения не только не привели в католические храмы новых людей, но оттолкнули огромную часть постоянных прихожан, для которых латинский язык означал преемственность традиций и древней культуры Римской церкви. Так, например, на воскресных мессах в крупнейших католических соборах Франции и других западноевропейских стран богомольцев почти нет; в некоторых странах здания древних соборов и кирх продаются под кафе и прочие увеселительные заведения, так как служить мессы в них попросту не для кого»[81].

Неоднозначно восприняла подобные решения и некоторая часть епископов, объединившихся на II Ватиканском соборе в оппозиционную фракцию именуемую «Международной группой отцов». Возглавителем этой группы стал французский архиепископ Марсель Лефевр (1905-1991гг.), который, выражая позицию своих единомышленников, заявил:

«Всем сердцем, всей душой, мы принадлежим Католическому Риму, хранителю Веры и традиций, которые необходимы для поддержания этой веры, Вечному Риму, господину мудрости и истины. Но мы отказываемся и всегда отказывались следовать за Римом, в котором правят неомодернистские тенденции и неопротестанские учения, явно проявившиеся на II Ватиканском Соборе и во всех реформах, определенных им. Никакая власть, пусть даже и высшей иерархии, не может принудить нас оставить или ослабить нашу Католическую веру, ясно выраженную и исповедываемую Святою Церковью в Ее извечном Учительстве в течение девятнадцати столетий. «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал. 1,8). Не то же самое говорит нам сегодня Святой Отец? Будучи исчадием Либерализма и Модернизма, эта Реформа нашпигована ядом; она изошла из ереси и приводит к ереси, даже если не все ее проявления – формальная ересь. И поэтому всякому сознательному и верному Католику невозможно принять эту Реформу и подчинится ей каким бы то ни было образом. Единственно верная позиция по отношению к Церкви и современному Римскому учению, ведущая к спасению, – это категорический отказ принять Реформу»[82].

В результате «упорядочения» и перевода богослужения II Ватиканским собором значительно увеличился отток верующих католиков из Католической церкви. «Огромное количество священнослужителей и монашествующих сняли с себя сан и иноческие обеты»[83]. Действительно, не органичное реформирование традиционных устоев, как было отмечено выше, «создают атмосферу разлада и часто приводят к расколу», а сохранение исконных традиций, питающихся своими корнями от божественного источника апостольского преемства, не от человеческого измышления, способствует укреплению как самой Церкви, так и ее верных чад.

«В наше время,- отмечает протопресвитер Иоанн Мейендорф, - миллионы людей духовно питаются православным богослужением. Очень многие - у нас, на Западе - начинают понимать Православие именно через литургическую традицию не только христианского Востока, но и древнего христианского Запада. В православном богослужении они находят и связь с апостольской верой первых веков христианства, и опыт грядущего Царства Божия»[84].

Необходимо также отметить и подвергшийся изменению церковный календарь – святцы. Произошло это потому, что из-за обилия святых, прославленных Католической церковью, литургическое поминовение всех их в календарном году стало уже невозможным. В результате произведенной «чистки» этого списка осталось около половины празднуемых дней в году. Под предлогом недостоверности жития некоторых святых Древней неразделенной Церкви из святцев были исключены такие святые, как великомученик и Победоносец Георгий, святая великомученица Варвара, святые священномученик Киприан и мученица Иустина и некоторых другие. «Это не относится, как приходилось несколько раз читать в нашей прессе, к святителю Николаю, имя которого находится в числе святых общекатолического календаря»[85]. В другой половине календаря нашли свою нишу местночтимые святые. «Как кажется, в этом — при, безусловно, неприемлемом для нас рационалистическом подходе к почитанию древней святости — есть немалый смысл. Практика особого литургического почитания святых, памятных связью с судьбами страны или с благочестием данного народа, заслуживает того, чтобы к ней присмотреться внимательнее»[86].

В целом, богослужебная реформа Католической церкви, II Ватиканского собора, носит, по степени изменения приоритетов деятельной жизни Церкви, эпохальное значение, что безусловно дало развитие совершенно нового образа мысли не только Католической Церкви, но и всей религиозной мысли Запада.

Глава 2. Декрет II Ватиканского собора об экуменизме

В одноименном разделе II Ватиканского собора говорится следующее: «Способствовать восстановлению единства между всеми христианами – одна из главных задач Священного Вселенского Второго Ватиканского Собора. Ибо Христом Господом была основана одна и единая Церковь, хотя многие христианские Общины представляют себя истинным наследием Иисуса Христа…»[87]. Далее в документе говорится о невозможности духу разделения управлять Церковью Христовою, а также христианам верить по-разному, т.к. если Христос один, то и вера в Него должна быть одна[88].

«Но Владыка веков… начал в наши дни обильнее изливать на разъединенных между собой христиан – дух покаяния и желание единства. В этом движении к единству, называемом экуменическим, участвуют призывающие Триединого Бога и исповедующие Иисуса, как Господа и Спасителя, не только отдельные лица, но и объединенные в Общины, в которых они услышали Евангелие и которые они называют Церковью своей и Божией. При этом почти все, хотя и по-разному, стремятся к единой и видимой Церкви Божией, которая была бы подлинно вселенской…»[89].

Как видно из вступления к «Декрету», Католическая церковь ратует за соединение христианских общин, исповедующих Триединого Бога и Господа Иисуса Христа Сына Божия. Такой подход к духовному соединения христиан получил название – межхристианского экуменизма. Однако Ватикан стал новатором более совершенной формулы, соединения несоединимого: создание межрелигиозного экуменизма, целью которого является соединение всех мировых религий в одну. Это направление экуменизма получило свое второе название - суперэкуменизм.

2.1 Предварительные понятия

Впервые экуменизм, как термин, получил свое распространение в 1910 году на Всемирной миссионерской конференции в Эдинбурге (Шотландия). Там же были организованы два параллельных движения «Вера и церковное устройство» и «Жизнь и труд», имевшие своей целью объединение под одним флагом всех христиан мира. В 1948 году эти движения объединились в руководящий орган, который получил название Всемирный Совет Церквей (ВСЦ) с центром в Женеве.

Первой из числа Поместных Православных Церквей в ВСЦ вошла Константинопольская Церковь. Константинопольский Патриарх в 1920 году выпустил окружное послание, в котором обосновывается необходимость «…создания Лиги Церквей – содружества всех христианских Церквей для взаимной помощи, сотрудничества и достижения единства»[90]. Все же остальные Поместные Церкви к вступлению в ВСЦ относились отрицательно.

Ватикан официально в ВСЦ не входил, однако понимание экуменизма в католической церкви имеет свои особенности: наряду с членством в конференции «Вера и церковное устройство» Католическая церковь проводит активную самостоятельную экуменическую политику, в основном по отношению к Восточным Церквам.

Идею же межрелигиозного экуменизма, нехристианского, преподнесла человечеству Индия, в лице своего выдающегося мыслителя Свами Вивекананду, который своим выступлением на I Всемирном конгрессе религий предложил объединить все верования мира в одну вселенскую религию. «Эта идея нашла своих почитателей среди многих христианских экуменистов, и в 1938 году в Афинах один из самых крупных деятелей христианского экуменизма Поль Андерсон заявил: «Мы не столько ограничены, чтобы объединять только христиан разных исповеданий. Сейчас мы объединяемся вокруг идеи единобожия вообще, отчего в экуменизм войдут иудеи, магометане и др.»[91].

В 1964 году на II Ватиканском соборе Католическая церковь дала пример всему христианскому миру, приняв догмат (см. выше, ч.I, гл.II), определивший приоритетное направление ее деятельности – суперэкуменизм.

«Смелый шаг Ватикана, который уже начал сотрудничать с ВСЦ, послужил решающим фактором к коренному повороту ВСЦ в сторону суперэкуменизма, который стал основным направлением его деятельности…»[92].

«Итак, - писал иеромонах Серафим (Роуз), - во всем этом мы видим эффектный успех индуизма, или Свами Вивекананды, или силы, двигающей Вивеканандой. Она окончательно расправилась с католицизмом. Ее сторожевые псы приняли вора за друга своего хозяина, и дом был ограблен у них на глазах. Вор сказал: «Давайте установим взаимопонимание всех вер», и его пропустили в ворота. Это была такая простая уловка. Христианские индуисты (свами) просто пересказали философию веданты, пользуясь христианской терминологией. А вот индуистским христианам (католикам-модернистам) пришлось экстраполировать (расширить) свою религию, включить индуизм. Тогда неизбежно истина превратилась в заблуждение, а заблуждение – в истину»[93].

За этим последовали официальные приглашения представителей нехристианских религий на заседания ВСЦ: иудеев, мусульман, индуистов, буддистов и синдхиистов. Необходимо отметить тот факт, что уже в 1991 году на Ассамблее в Канберре (Австрия) представители нехристианских верований являлись полноправными членами Совета, участвуя в совместных молениях и общественно-религиозных мероприятиях. В многочисленных статьях главного издательского органа ВСЦ, «Экуменикл ревью», проводится активная пропаганда «…необходимости нивелирования всех верований мира и объединения их в одну универсальную Вселенскую религию во имя достижения взаимопонимания, мира и согласия между народами всех стран и континентов»[94].

2.2 Религиозная основа экуменизма

В предисловии к своей книге «Православие и религия будущего» иеромонах Серафим (Роуз) писал: «Каждая ересь имеет свою собственную «духовность», свой особый характерный подход к практической религиозной жизни. Так католицизм до недавнего времени обладал своим особым, легко отличимым видом благочестия… Протестанты-фундаменталисты также имеют свой подход к духовному «возрождению»… и во всем этом можно заметить влияние на религиозную жизнь фундаментальных искажений христианской доктрины» [95].

 Начиная с 1910 года, как уже было отмечено выше, формируется новый пласт религиозного мышления, основанный на призыве вначале различных христианских общин, а затем и нехристианских объединений, к преобразованию многогранности религиозного опыта многочисленных верований в один.

«До недавнего времени, - продолжает отец Серафим, - казалось, что экуменизм – нечто настолько искусственное, синтетическое, что никакой собственной духовности он не несет; «литургии», проводимые на экуменических собраниях – от больших до малых, казались всего-навсего, чуть более сложным вариантом протестантской воскресной службы»[96].

Энтузиастам ВСЦ потребовалось не одно десятилетие усиленной работы для того, чтобы эта «синтетичность» приобрела более естественные, по внешнему выражению, формы межрелигиозного взаимодействия. Эта видимая естественность, в значительной степени, получила свое обоснование благодаря настойчивости многих религиозных мыслителей (конец IXX начало XX века), которые, пытаясь вести межконфессиональные диалоги о взаимном сотрудничестве, сами становились заложниками этого пагубного веяния. Среди русских религиозных мыслителей к таким относились Владимир Соловьев, отец Сергий Булгаков, Николай Бердяев и др.

«Большой вклад в формирование широкого религиозного, экуменического мировоззрения христиан, особенно православных, внесли многие либеральные религиозные философы и мыслители «серебряного века», их последователи и предшественники… своими попытками модернизации Православия и в целом христианства закладывали основы экуменизма»[97].

Владимир Соловьев писал: «Свободное единение человечества в Церкви Христовой есть цель христианской политики. Эта цель не может быть достигнута, пока самый первообраз вселенского единения на земли – видимая Церковь – пребывает разделенною. Поэтому первая задача христианской политики есть восстановление церковного единства. Но чтобы оно должно проистекать прямо из религиозно-нравственных побуждений и ими руководствоваться»[98].

«Общая основа религии, - писал он, - живое ощущение действительного присутствия Божества»[99].

С другой стороны, Владимир Соловьев считал, что «…христианство в современном его виде не отвечает запросам исторического «прогресса» общества, устарело и требует коренной переработки»[100]. Как выход из сложившейся ситуации он предлагает создать новую всемирную религию, основанную на объединении христианства с религиозной пантеистическо-языческой практикой, управляющим этой «пирамиды» поставить римского первосвященника. Религиозный пантеистическо-языческий опыт должен стать идеологической базой единого теократического государства, члены которого будут иметь непосредственное и совершенно свободное общение с «высшей силой»[101].

Необходимо отметить, что вопреки христианскому пониманию Владимир Соловьев усваивал «Троице» мужское начало, а сопутств